Дисциплинарная ответственность и производство в отношении адвоката

Основания для дисциплинарной ответственности адвоката (часть II)

Профессиональные обязанности адвоката значительно шире его обязанностей при оказании квалифицированной юридической помощи

6. Положения Закона об адвокатуре и КПЭА требуют системного толкования.

Нормы второго раздела КПЭА «Процедурные основы дисциплинарного производства» не могут содержать новых принципов и норм профессионального поведения адвоката, которые не предусмотрены в разделе 1 КПЭА.

Пунктом 2 ст. 19 установлено, что поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, должен стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета. Эта норма раздела 2 КПЭА не противоречит нормам раздела 1 КПЭА (п. 1 ст. 4; п. 4 ст. 9), хотя и является излишней для раздела, посвященного исключительно «Процедурным основам дисциплинарного производства».

Что касается фразы, содержащейся в п. 4 ст. 20 КПЭА, о том, что заявления уполномоченных лиц, основанные на действиях адвоката, не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, то тут необходимы уточнения.

Исходя из системного толкования положений Закона об адвокатуре и КПЭА, фраза о действиях адвоката, «не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», подразумевает не обязанности адвоката по исполнению профессионального долга перед конкретным доверителем по конкретному делу, а все обязанности адвоката – как узкопрофессиональные, так и обязанности, связанные с принадлежностью к адвокатской профессии.

Вместе с тем даже отдельные судьи, не утруждающие себя системным толкованием положений Закона об адвокатуре и КПЭА, ссылаются на эту норму в ошибочном ее истолковании.

Учитывая все еще продолжающиеся споры о дисциплинарной ответственности адвоката не только за поведение вне непосредственно его профессиональной деятельности по оказанию помощи конкретным доверителям по конкретным делам, но и за нарушение обязанностей, которые налагает на адвоката принадлежность к профессии, целесообразно п. 4 ст. 20 исключить из КПЭА.

7. Ограничения прав адвоката на свободное выражение мнения.

Следовательно, свобода выражения своего мнения любым лицом, включая адвоката, в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Поскольку авторитет правосудия зависит не только от авторитета судей, но и от авторитета других профессиональных участников судопроизводства – прокуроров и адвокатов, то и в отношении их свобода выражения мнения также ограничивается.

7.2. Основные принципы, касающиеся роли юристов (принятые восьмым Конгрессом ООН в 1990 г.), являясь общепризнанными принципами международного права, устанавливают, в частности, следующее.

– Адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу выражения мнения, убеждений и собраний. … Осуществляя эти права, адвокаты в своих действиях всегда руководствуются правом и признанными нормами и профессиональной этикой адвоката (п. 23).

– Адвокаты при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии, как ответственные сотрудники в области отправления правосудия (п. 12).

Признание адвокатов «ответственными сотрудниками в области отправления правосудия» подтверждает предусмотренные Конвенцией ограничения на свободу выражения мнений в отношении адвокатов, поскольку умаление их авторитета может также подорвать авторитет правосудия, как и умаление авторитета судей.

7.3. Исследователи отмечают, что высказывания лица, которое выступает в профессиональном качестве, более значимы и весомы. Такие высказывания могут причинить гораздо больше вреда интересам правосудия, чем высказывания обывателя, поскольку исходят от лиц, которые являются специалистами в своей области и пользуются большим доверием в обществе, выполняя своеобразную роль посредников между ним и судебной властью. По этой причине лица, профессионально занимающиеся, в частности, журналистикой и юриспруденцией (например, адвокаты), а также государственные служащие несут повышенную ответственность за свои высказывания в силу своего особого статуса.

ЕСПЧ отметил, что «особый статус адвокатов как посредников между обществом и судами оправдывает некоторые ограничения в их поведении и обязывает их содействовать надлежащему отправлению правосудия и поддерживать доверие к судам»[1].

Для следственных и прокурорских работников законодательством установлен запрет допускать публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности государственных органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.), если это не входит в его должностные обязанности (ст. 17 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», п. 2.1.3 Кодекса этики прокурорского работника РФ).

Кодекс судейской этики (п. 2 ст. 18 ) устанавливает, что судья должен воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также руководителей этих органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.).

Свобода слова адвоката в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Таким образом, все профессиональные участники судопроизводства не могут пользоваться неограниченной свободой слова, так как их действия должны соотноситься с ценностями поддержания авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

8. Основания судебного обжалования и пределы судебной проверки.

8.1. Чтобы показать соотношение общего количества дисциплинарных дел и количества обжалованных в суд решений о лишении адвокатского статуса, приведем некоторые статистические данные за 2014–2015 гг., основанные на Информационной справке о состоянии адвокатуры в 2015 г. (Вестник ФПА РФ. 2016. № 2).

Общая численность адвокатов с действующим статусом в конце 2015 г. составила 71 144 адвоката (в 2014 г. – 70 414); квалификационные комиссии всех адвокатских палат рассмотрели 4894 дисциплинарных производства в отношении адвокатов (в 2014 г. – 4738 ), т.е. дисциплинарные производства рассматривались за год в отношении 7% от всех адвокатов.

К дисциплинарной ответственности привлечены 2942 адвоката (в 2014 г. – 2798 ), или около 60% от общего количества дисциплинарных производств.

В дисциплинарном порядке прекращен статус 507 адвокатов (в 2014 г. – 320), или около 9% от всех дисциплинарных производств.

Адвокатский статус в дисциплинарном порядке прекращался по следующим основаниям:

Читайте также:
Сопроводительное письмо к акту выполненных работ: образец

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей при оказании конкретной юридической помощи перед конкретным доверителем – 84 адвокатам (в 2014 г. – 59), или около 18% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатских палат, как правило, в подавляющем большинстве случаев, решений, связанных с невыполнением обязательных отчислений на нужды адвокатских палат или адвокатских образований, – 281 адвокату (в 2014 г. – 164), или около 53% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

– за нарушение норм профессиональной этики, в том числе не более половины за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем – 100 адвокатам (в 2014 г. – 81), или около 23% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

Обжалованы в суд 74 (в 2014 г. – 75) решения советов палат о прекращении адвокатского статуса в дисциплинарном порядке, из них удовлетворены лишь 9 (в 2014 г.– 6) исков.

Если участь, что только за нарушение норм профессиональной этики статус адвоката прекращен лишь в 23% от общего количества прекращения статуса в дисциплинарном порядке, то и количество обжалованных в суд именно таких решений около 17 в год, а удовлетворенных в среднем не более двух в год.

Что касается случаев судебного обжалования решений советов палат о прекращении адвокатского статуса за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, таких случаев около 9 в год, из них удовлетворено судами в среднем в год не более одного иска.

Вместе с тем даже единичные случаи, когда суды отменяют решения советов адвокатских палат, основанные на заключениях квалификационных комиссий, о прекращении адвокатского статуса за совершение дисциплинарных проступков, особенно за проступки вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, вызывают серьезную озабоченность и затрудняют работу органов адвокатского самоуправления по укреплению профессиональной дисциплины и самоочищению адвокатуры от лиц, нарушающих правила профессиональной этики.

8.2. Приведем девять имеющихся в нашем распоряжении примеров из судебной практики, в которых разделяется позиция адвокатского сообщества.

– Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в определении от 18 ноября 2009 г. по делу № 33-2796/09 заняла аналогичную правовую позицию.

– Вологодский городской суд в решении от 3 октября 2007 г. по делу № 2-4682/2007 занял аналогичную правовую позицию.

– Ленинский районный суд г. Ульяновска в решениях от 20 июля 2006 г. по делу № 2-2477/06, а также от 19 октября 2010 г. по делу № 2-5624/10 указывал, что «Действующее законодательство не предусматривает какую-либо последовательность применения к адвокату мер дисциплинарного воздействия. Кроме того, применение мер дисциплинарного воздействия является исключительной компетенцией Совета Адвокатской палаты. При рассмотрении вопросов привлечения к дисциплинарной ответственности необходимо руководствоваться Законом об адвокатуре и разделом 2 КПЭА, имеющим наименование “Процедурные основы дисциплинарного производства”… Нарушений вышеуказанных нормативных актов в части процедуры дисциплинарного производства… судом установлено не было».

– Кировский районный суд г. Иркутска в решении от 13 марта 2008 г. по делу № 2-561/2008 указал: «оценка соответствия меры дисциплинарной ответственности тяжести совершенного дисциплинарного правонарушения является компетенцией Совета Адвокатской палаты».

– Центральный районный суд г. Тулы в решении от 16 декабря 2008 г. указал: «в соответствии с законом только Совет адвокатской палаты наделен правом избирать меру дисциплинарной ответственности для адвоката по дисциплинарному делу».

– Кировский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан в решении от 10 июля 2012 г. указал: «применение конкретных мер дисциплинарной ответственности является исключительной прерогативой Адвокатской палаты, суд не вправе входить в обсуждение данного вопроса, в данном случае суд ограничивается проверкой процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката».

Практика весьма показательна и полностью соответствует норме КПЭА: «Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета» (п. 4 ст. 18 ).

Однако следует признать, что приведенная практика не абсолютна.

Иногда суды оценивают не только соответствие процедуры дисциплинарного производства нормам раздела 2 КПЭА, но и ревизуют установленные в ходе дисциплинарного производства основание и предмет дисциплинарного проступка.

8.3. Показателен пример Германии, где дисциплинарные дела в отношении адвокатов рассматривают суды чести, которые состоят из председателя суда и нескольких членов, назначаемых министерством юстиции земли после консультации с территориальной коллегией адвокатов. Второй инстанцией по отношению к судам чести является специальная судебная палата при высшем суде каждой земли, которая состоит из профессиональных судей и адвокатов. В качестве надзорной инстанции выступает Сенат по делам адвокатов при Федеральном верховном суде. Сенат состоит из председателя Федерального верховного суда, трех членов этого суда и трех адвокатов, участвующих в рассмотрении дел в качестве заседателей.

8.4. В России квалификационные комиссии, которые в соответствии с Законом об адвокатуре рассматривают жалобы на адвокатов, формируется в количестве 13 человек. В состав этих комиссий входят: от суда субъекта РФ – один судья; от арбитражного суда субъекта РФ – один судья; от территориального органа юстиции и от законодательного органа субъекта РФ – по два представителя; от адвокатской палаты – семь адвокатов (п. 1 и 2 ст. 33).

Такой состав высококвалифицированных специалистов способен всесторонне оценить основание и предмет жалобы, а также наличие или отсутствие дисциплинарного проступка в поведении адвоката.

Совет адвокатской палаты рассматривает жалобы на адвокатов с учетом заключения квалификационной комиссии (подп. 9 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре). При разбирательстве по дисциплинарному производству Совет палаты не вправе пересматривать выводы квалификационной комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы и заключения комиссии (п. 4.ст. 24 КПЭА).

Читайте также:
Долгосрочное планирование на предприятии — что это такое

Именно поэтому в КПЭА указано, что «Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета» (п. 4 ст. 18 ).

После такого тщательного коллегиального дисциплинарного производства высококвалифицированными специалистами вряд ли целесообразно судью районного суда наделять полномочиями единолично пересматривать решения Совета палаты о лишении адвокатского статуса.

8.5. В России судья, в отношении которого решением квалификационной коллегии судей наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения его полномочий, как и адвокат, может обжаловать такое решение в судебном порядке.

Судья обжалует досрочное прекращение его полномочий в судебном порядке в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда РФ (п. 7 ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»; п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 2016 г. № 13 «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей»).

Судьбу лица, судейские полномочия которого прекращены, рассматривает Дисциплинарная коллегия Верховного Суда РФ, действующая в составе заместителя председателя Верховного Суда РФ и шести членов коллегии из числа судей Верховного Суда РФ, избираемых Пленумом Верховного Суда тайным голосованием сроком на три года (Положение о дисциплинарной коллегии Верховного Суда РФ, утв. постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 7 августа 2014 г. № 5 с изм. на 24 марта 2016 г.).

Судьбу адвоката, который за дисциплинарный проступок лишен адвокатского статуса, по его жалобе рассматривает единолично судья районного суда.

Безусловно, судья важнее адвоката, судья вершит правосудие. Но и адвокат является «ответственным сотрудником в области отправления правосудия», и решение о лишение его адвокатского статуса, принятое Советом палаты на основании заключении Квалификационной комиссии, включающей арбитра и судью суда субъекта РФ, нецелесообразно возлагать на единоличного судью районного суда.

Во всяком случае, до того времени, когда этот вопрос найдет приемлемое для адвокатуры разрешение, по нашему мнению, судам следовало бы ограничиться проверкой соблюдения процедуры дисциплинарного производства, как это делали суды разных уровней и разных регионов в приведенных выше примерах.

Кроме того, представляется целесообразным предложить очередному Всероссийскому съезду адвокатов дополнить п. 2 ст. 25 КПЭА фразой: «по основаниям, связанным с нарушением процедурных основ дисциплинарного производства, установленных вторым разделом настоящего кодекса», и изложить этот пункт в следующей редакции:

«Решение совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству может быть обжаловано адвокатом, привлеченным к дисциплинарной ответственности, по основаниям, связанным с нарушением процедурных основ дисциплинарного производства, установленных вторым разделом настоящего кодекса, в месячный срок со дня, когда ему стало известно или он должен был узнать о состоявшемся решении».

Прекращено дисциплинарное производство в отношении адвоката, который не высказался в суде, не зная позицию доверителя

Совет АП г. Москвы вынес решение о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката, которого судья обвинял в самоустранении от защиты из-за отказа высказывать свою позицию по ходатайству прокурора о необходимости продления подзащитному срока стражи.

Причина дисциплинарного производства

Валерий Шухардин осуществлял защиту подсудимого М. в Вышневолоцком межрайонном суде Тверской области. 22 января в судебном заседании гособвинителем было заявлено ходатайство о продлении обвиняемому срока содержания под стражей. В этот же день подсудимый и его защитник заявили ходатайство об отложении судебного разбирательства для согласования позиции по ходатайству прокурора. Суд удовлетворил ходатайство, и для предоставления возможности защитнику согласовать позицию с доверителем объявил перерыв до 14:00 3 февраля.

Валерий Шухардин попытался встретиться с подзащитным 3 февраля в 11:00. При этом адвокат в очередной раз не был допущен в ИВС по причине отказа повторно предъявить ордер, подтверждающий его полномочия защитника М. При этом такой ордер имелся в личном деле подсудимого.

В судебном заседании защитник вновь заявил ходатайство об отложении заседания для предоставления возможности конфиденциального общения с доверителем, в удовлетворении которого суд отказал, сославшись на достаточность ранее предоставленного защитнику времени для согласования позиции с подзащитным.

В суде обвиняемый заявил, что не может высказать позицию по существу ходатайства гособвинителя, не получив необходимую ему консультацию защитника, а также из-за плохого самочувствия, и просил суд отложить решение этого вопроса. В свою очередь, Валерий Шухардин указал, что «не имеет возможности высказаться, не зная позиции доверителя».

Тверской областной суд в апелляционном порядке отменил постановление о продлении срока стражи М. в связи с нарушением его права на защиту, однако при этом указал, что адвокат самоустранился от защиты обвиняемого, чем нарушил законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ. По мнению судьи Булавкина А., адвокат, вопреки закону, не возражал против требований гособвинителя и не привел благоприятные для подзащитного мотивы.

В связи с этим в отношении Валерия Шухардина было возбуждено дисциплинарное производство.

9 июня Квалификационная комиссия АП г. Москвы согласилась с выдвинутым заявителем дисциплинарным обвинением и заключила, что в действиях адвоката усматривается нарушение взаимосвязанных положений подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре («Адвокат обязан ˂. ˃ разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами»). Также в заключении указывалось о нарушении п. 1 ст. 8 и ч. 1 ст. 12 КПЭА.

Возражения адвоката и его представителя

Валерий Шухардин не согласился с выводами квалифкомиссии, посчитав их ошибочными, поскольку они противоречит существу защиты обвиняемых. В «Возражениях на заключение квалификационной комиссии» он просил прекратить дисциплинарное производство как «незаконное и необоснованное, посягающее на независимость адвоката и препятствующее адвокатской деятельности в РФ». Адвокат указал, что доверитель доволен качеством его работы, что подтвердил письменным заявлением М. Валерий Шухардин обратил внимание, что постановление районного суда от 3 февраля 2022 г. о продлении срока содержания обвиняемого под стражей было отменено апелляцией как незаконное и необоснованное.

Читайте также:
Что входит в МРОТ по ТК РФ

Адвокат добавил, что квалифкомиссией не был установлен и описан факт причинения кому-либо ущерба от его действий и, соответственно, не установлен обязательный признак объективной стороны дисциплинарного проступка, что свидетельствует об отсутствии его события.

В документе подчеркивается, что в данном деле адвокат столкнулся с систематическим нарушением прав адвокатов и их доверителей сотрудниками конвойной службы полиции. «Нарушая права обвиняемых на получение квалифицированной юридической помощи, включая право на свидание с защитником в условиях ИВС, они выдвигают новые не предусмотренные законом условия для свидания с доверителем (например, оформление повторного ордера, и прочее)», – поясняется в «Возражениях».

Валерий Шухардин отметил, что по его жалобам было вынесено несколько решений Верховного Суда РФ и других судов, которыми такие действия сотрудников конвойной службы признаются незаконными. В обоснование своей позиции он также привел решения ЕСПЧ и Конституционного Суда РФ. Описав далее обстоятельства защиты доверителя М., адвокат перечислил нарушения, допускаемые сотрудниками конвойной службы ОМВД «Вышневолоцкий», а также заметил, что его многочисленные мотивированные обращения по этому поводу в органы прокуратуры и МВД РФ не имели успеха.

В ходе рассмотрения судом ходатайства прокурора о продлении М. срока стражи возможность для конфиденциального общения с ним не была предоставлена ни в изоляторе, ни в зале судебного заседания или конвойном помещении суда, несмотря на неоднократные просьбы об этом, разъяснил Валерий Шухардин. Как указал адвокат, именно поэтому его подзащитный, лишенный возможности получить помощь адвоката, не высказал свою позицию по ходатайству гособвинителя и просил адвоката поддержать его позицию по этому вопросу, что не противоречит закону.

По мнению Валерия Шухардина, вина за нарушения закона Вышневолоцким межрайонным судом Тверской области и сотрудниками полиции была возложена на адвоката, с чем он категорически не согласен. Он также указал, что суд первой инстанции отказался реагировать на незаконные действия конвоя (запрет доверителю обменяться с адвокатом письменными документами конфиденциально) и вопреки требованиям ст. 15 и 16 УПК не обеспечил подсудимому получение в перерыве заседания юридической помощи защитника. Кроме того, адвокат подчеркнул, что его обязанность как защитника подсудимого – поддержать позицию доверителя. Отказ подсудимого от высказывания своей позиции не противоречит закону, поскольку это право, а не обязанность обвиняемого, пояснил он.

В заседании Совета АП г. Москвы Валерий Шухардин поддержал свои доводы, приведенные в «Возражениях на заключение квалифкомиссии».

Как отмечается в решении, представитель Валерия Шухардина, адвокат АП г. Москвы Каринна Москаленко, в заседании Совета палаты поддержала позицию доверителя. По ее мнению, «руками адвокатского сообщества поставили цель окоротить строптивого и очень принципиального адвоката». Каринна Москаленко считает, что адвокат может выступать с возражениями по ходатайству о продлении меры пресечения только в том случае, если не получит прямой запрет от доверителя.

Адвокат добавила, что, приходя в ИВС, адвокат не обязан каждый раз предъявлять новый ордер. «Такое требование имеет своей целью и умалить роль адвоката, и свести роль адвокатского ордера до пустой бумажки», – подчеркнула Каринна Москаленко. По ее мнению, конечная цель частного постановления в отношении Валерия Шухарднна – лишить М. защиты независимым и эффективным адвокатом, а не восстановить его права.

Решение Совета палаты

Обсудив заключение квалификационной комиссии, Совет палаты признал, что комиссия правильно установила фактические обстоятельства дела, однако не согласился с ее выводами.

Совет отметил, что в материалах дисциплинарного дела отсутствуют данные о наличии у доверителя адвоката претензий к оказываемой правовой помощи, в том числе в ходе судебного заседания 3 февраля. Напротив, М. письменно подтвердил, что полностью удовлетворен работой защитника. При таких обстоятельствах Совет признал недопустимой и безосновательной квалификацию рассматриваемых действий адвоката, согласованных с доверителем, как нарушение подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре. По той же причине эти действия адвоката ошибочно признаны квалифкомиссией нарушающими требования п. 1 ст. 8 КПЭА.

Совет обратил внимание, что судья Тверского областного суда, не являющийся доверителем адвоката Валерия Шухардина, не наделен правом выдвигать дисциплинарное обвинение в том, что адвокат «самоустранился от осуществления защиты», чем «ненадлежащим образом» исполнил профессиональные обязанности перед доверителем.

В обоснование своей позиции Совет напомнил выводы Конституционного Суда РФ, который в Определении от 15 июля 2008 г. № 456-О-О указал, что установление оснований для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности отнесено законодателем к компетенции органов адвокатского сообщества, для которых частное определение или постановление суда не имеет преюдициальной силы.

По мнению Совета палаты, профессиональное поведение адвоката Валерия Шухардина в данной части должно оцениваться с учетом совокупности существенных обстоятельств. Так, Совет учел, что адвокат предпринимал неоднократные и активные попытки оказать надлежащую помощь доверителю, в том числе для выработки позиции по существу ходатайства прокурора о продлении стражи. «На неоднократные попытки защитника получить согласие суда хоть в какой-то форме проконсультировать доверителя по поводу возникающих у него в ходе процесса вопросов также следовали неизменные отказы суда», – отмечается в Решении. Суд систематически не позволял защитнику оказывать правовую помощь доверителю, добавил Совет.

При таких обстоятельствах Совет АП г. Москвы заключил, что высказывание Валерия Шухардина («не имею возможности высказаться, не зная позицию своего доверителя») в сочетании с очередным заявлением М. суду о необходимости «консультации моего адвоката» является не отказом изложить свою позицию и тем более не самоустранением от защиты и приведения доводов в пользу подзащитного, а констатацией невозможности это сделать в силу воспрепятствования деятельности защитника и нарушения права подсудимого на защиту со стороны суда, что также подтвердила апелляционная инстанция.

По мнению Совета, такая позиция адвоката одновременно являлась продолжением попыток процессуальными средствами добиться возможности надлежащего конфиденциального общения с подзащитным путем объявления перерыва. То обстоятельство, что и в данном случае законные требования подсудимого и его защитника об обеспечении права на защиту остались без должного реагирования суда, вместо этого удалившегося для вынесения постановления о продлении срока содержания М. под стражей, не свидетельствует о нарушении адвокатом процессуального законодательства, равно как и законодательства об адвокатской деятельности и требований профессиональной этики, уточнил Совет АП г. Москвы.

Читайте также:
Декретный отпуск для ИП, декретные выплаты для индивидуальных предпринимателей

Совет также посчитал, что апелляционный суд обоснованно констатировал факт «лишения подсудимого возможности воспользоваться квалифицированной юридической помощью», и указал на недопустимость возложения ответственности за допущенное судом грубое нарушение закона на адвоката, настойчиво добивавшегося соблюдения прав доверителя.

Также Совет напомнил, что вступление адвоката в дело является однократным актом и не дублируется при каждом свидании с подзащитным, а требование о предъявлении ордера при каждом свидании с подзащитным, содержащимся под стражей, законодательством не предусмотрено.

Таким образом, Совет АП г. Москвы, вопреки заключению квалифкомиссии, признал презумпцию добросовестности Валерия Шухардина неопровергнутой и прекратил дисциплинарное производство в полном объеме.

Адвокаты оценили выводы Совета палаты

В комментарии «АГ» адвокат Валерий Шухардин отметил, что рассчитывал, что Совет палаты внимательно изучит ситуацию, поскольку заключение квалифкомиссии вызвало его обеспокоенность в связи с формальным рассмотрением дисциплинарного дела. «Ситуация была непростая, поскольку, как я считаю, судья Тверского областного суда вышел за рамки полномочий, когда вынес частное постановление в отношении адвоката, установив в его действиях нарушения закона», – рассказал Валерий Шухардин. Он напомнил, что судья не может обличать свои обращения в палату в форму судебных постановлений, поскольку наличие дисциплинарного проступка адвоката может установить только адвокатское сообщество.

«В возражениях на заключение квалифкомиссии я указал, что ее выводы не правильные, поскольку с моей стороны не было никаких нарушений закона и я добросовестно исполнял обязанности защитника, что и подтвердил мой доверитель в своем обращении в адвокатскую палату», – отметил Валерий Шухардин.

По мнению адвоката, выводы палаты имеют большое прецедентное значение для дальнейшего осуществления адвокатами своей адвокатской деятельности в рамках уголовного процесса.

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский считает, что данное решение Совета АП можно только приветствовать. По его мнению, ситуация достаточно типична – суд при рассмотрении уголовного дела систематически нарушал право на защиту, установив темп рассмотрения, не позволяющий адвокату оказывать квалифицированную юридическую помощь.

«Неоднократные ходатайства защиты об обеспечении возможности проведения консультаций доверителя с защитником в ходе рассмотрения дела оставались без удовлетворения», – заметил адвокат. Соответственно, защитник обоснованно и абсолютно последовательно воспроизвел ходатайство о предоставлении такой возможности в единственный процессуальный момент, когда данное нарушение могло быть оценено до вынесения судом итогового решения.

«Стоит отдельно отметить процессуальную грамотность и твердость защитника, который не пошел на поводу у суда в типичной парадигме “не будем ссориться”. Напротив, защитник занял логичную позицию – без консультации с доверителем он не может высказать мнение по заявленному ходатайству», – добавил Сергей Колосовский.

Совершенно очевидно, полагает он, что никакого нарушения права на защиту адвокат не допустил. Напротив, нарушением права на квалифицированную юридическую помощь и защиту всеми способами, не запрещенными законом, стали бы действия адвоката, которых добивался суд, – молчаливое согласие со всеми ограничениями и механическое участие в рассмотрении уголовного дела без учета мнения подсудимого, пояснил Сергей Колосовский.

Адвокат АП Смоленской области Сергей Манойлов считает позицию Совета АП г. Москвы правильной, основанной на нормах законодательства об адвокатуре и КПЭА. По его мнению, Совет сделал верный вывод, что только доверителю предоставлено право оценивать качество исполнения адвокатом обязанности по защите интересов доверителя. При этом доверитель положительно оценил действия адвоката, который добился нужного результата для доверителя, подчеркнул Сергей Манойлов.

Он указал, что заслуживают внимания выводы Совета о том, что в дисциплинарном производстве судья, не являющийся доверителем адвоката, не наделен правом выдвигать дисциплинарное обвинение в том, что адвокат «фактически самоустранился от осуществления защиты». «К сожалению, к решению вопроса о продлении такой исключительной меры пресечения, как содержание под стражей, суды зачастую подходят формально, без учета обстоятельств дела и личности обвиняемого, заботясь лишь о соблюдении процедуры судебного разбирательства», – заметил адвокат.

В заключение Сергей Манойлов добавил, что, исходя из обстоятельств дела (недопуск адвоката к доверителю, отказ в отложении судебного разбирательства для согласования позиции защиты), адвокат и обвиняемый выбрали наиболее правильную тактику защиты для последующей отмены постановления суда именно по процессуальным основаниям.

Порядок подачи жалобы на действие (бездействие) адвоката и привлечения его к дисциплинарной ответственности

Порядок привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности регламентируется разделом II Кодекса профессиональной этики адвоката «Процедурные основы дисциплинарного производства».

Лицо, полагающее, что адвокат своими действиями (бездействием) нарушил законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекс профессиональной этики адвоката, а именно: не исполнил либо ненадлежащим образом исполнил свои обязательства перед доверителем; не исполнил решение органов адвокатской палаты; его проступок порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, вправе обратиться с соответствующей жалобой в совет адвокатской палаты того субъекта Российской Федерации, в реестр адвокатов которого внесены сведения о данном адвокате.

Поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются:

— жалоба, поданная в адвокатскую палату другим адвокатом, доверителем, а равно — при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований — жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи в порядке статьи 26 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;

— представление, внесенное в адвокатскую палату вице-президентом адвокатской палаты, либо лицом, его замещающим;

— представление, внесенное в адвокатскую палату органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры;

— обращение суда (судьи), рассматривающего дело, представителем (защитником) по которому выступает адвокат, в адрес адвокатской палаты.

Читайте также:
Сокращение ставки в штатном расписании: порядок действий

Жалоба, представление, сообщение признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них в обязательном порядке должны быть указаны следующие сведения:

1) наименование адвокатской палаты, в которую подается жалоба, вносятся представление, сообщение;

2) фамилия, имя, отчество адвоката, подавшего жалобу на другого адвоката, принадлежность к адвокатской палате и адвокатскому образованию;

3) фамилия, имя, отчество доверителя адвоката, его место жительства или наименование учреждения, организации, если они являются подателями жалобы, их место нахождения, а также фамилия, имя, отчество (наименование) представителя и его адрес, если жалоба подается представителем;

4) наименование и местонахождение органа государственной власти, а также фамилия, имя, отчество должностного лица, направившего представление либо сообщение;

5) фамилия и имя (инициалы) адвоката, в отношении которого ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства;

6) конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката;

7) обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, представлением, сообщением, основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

Лицо, требующее привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, должно указать на конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката.

Не являются допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы, обращения, представления лиц, основанные на действиях (бездействии) адвоката (в том числе руководителя адвокатского образования, подразделения), не связанные с исполнением им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, а также жалобы и обращения других адвокатов или органов адвокатских образований, возникшие из отношений по созданию и функционированию этих образований.

Обращения должны содержать личную подпись заявителя. В противном случае обращение признается анонимным и не подлежат рассмотрению.

После поступления в адвокатскую палату жалобы, представления, обращения, соответствующих указанным выше требованиям, в течение 10 дней с момента их получения, принимает решение о возбуждении либо об отказе в возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката. В необходимых случаях президентом адвокатской палаты либо лицом, его замещающим, указанный срок может быть продлен до одного месяца.

Основания для отказа в возбуждении дисциплинарного производства:

1) обращение подано лицом, не имеющим права ставить вопрос о возбуждении дисциплинарного производства;

2) обращения основаны на действиях (бездействии) адвоката, не связанных с нарушение им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката;

3) на момент поступления обращения прошло более 6 месяцев с момента обнаружения проступка адвоката, не считая времени болезни адвоката либо нахождения его в отпуске, или более двух лет с момента совершения адвокатом предполагаемого нарушения;

4) в обращении отсутствует обязательная информация (нарушены требования п. 2 ст. 20 Кодекса);

5) ранее состоялось решение совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию.

6) ранее состоялось решение совета адвокатской палаты о прекращении дисциплинарного производства по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В случае принятия решения о возбуждении дисциплинарного производства, лицо, направившее жалобу, представление, обращение, становится участником дисциплинарного производства и наделяется следующими правами и обязанностями, предусмотренными Кодексом профессиональной этики адвоката:

1) знакомиться со всеми материалами дисциплинарного производства, делать выписки из них, снимать с них копии, в том числе с помощью технических средств;

2) обращаться к квалификационной комиссии и совету с просьбой принять решение о полностью или частично открытом разбирательстве в соответствующем органе;

3) до принятия решения советом отозвать жалобу, представление, обращение либо примириться с адвокатом;

2) участвовать в заседании квалификационной комиссии и совета адвокатской палаты лично и (или) через представителя;

3) давать по существу разбирательства устные и письменные объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства об отложении разбирательства для ознакомления с вновь представленными материалами;

4) знакомиться с протоколом заседания и заключением комиссии, протоколом заседания совета палаты;

5) в случае несогласия с заключением комиссии представить совету свои возражения и(или) объяснения.

Разбирательство в квалификационной комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.

По результатам рассмотрения дисциплинарного производства к адвокату могут быть применены следующие меры дисциплинарной ответственности:

замечание;
предупреждение;
прекращение статуса адвоката.

Возможность обжалования решения совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации в органы Федеральной палаты адвокатов России действующим законодательством и Кодексом профессиональной этики адвоката не предусмотрена.

Обращаем внимание, что законодательством не предусмотрено право квалификационной комиссии и совета палаты рассматривать претензии и требования лица, обращающегося с жалобой, по поводу размера и возврата уплаченных адвокату денежных средств в качестве вознаграждения. Требования о возврате полностью или частично вознаграждения, оплаченного доверителем адвокату в рамках оказания юридической помощи, могут быть разрешены только путем обращения с исковым заявлением в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Дисциплинарная ответственность и производство в отношении адвоката

В 2012 году адвокаты Чувашской Республики, объединив свои финансовые усилия, приобрели в собственность помещение под офис Адвокатской палаты Чувашской Республики, которое стало достойной визитной карточкой адвокатского сообщества Чувашии.

Разработка и реализация учебных программ для повышения квалификации адвокатов Чувашии является одним из приоритетных направлений деятельности Адвокатской палаты Чувашской Республики, которому уделяется большое внимание.

В преддверии Дня Российской адвокатуры Адвокатская палата Чувашской Республики провела VI Турнир по русскому бильярду среди Адвокатских палат Приволжского федерального округа

Совет Адвокатской палаты Чувашской Республики является коллегиальным исполнительным органом Адвокатской палаты Чувашской Республики

Адвокатская палата Чувашской Республики, пожалуй, самая спортивная Адвокатская палата Приволжского федерального округа. Для адвокатов Чувашии уже стало традицией состязаться в спорте и в честной борьбе добиваться высоких результатов.

Адвокатская палата в настоящий момент объединяет 327 адвокатов, которые осуществляют свою деятельность в разнообразных формах адвокатских образований. В Чувашии работает 69 адвокатских кабинетов, 33 коллегии адвокатов, одно адвокатское бюро.

В 2014 году создан Совет молодых адвокатов как орган, представляющий интересы молодых адвокатов, с целью эффективного участия молодых адвокатов в реализации мероприятий Адвокатской палаты и решений Совета Адвокатской палаты Чувашской Республики.

РАЗЪЯСНЕНИЕ
Комиссии по этике и стандартам о применении мер дисциплинарной ответственности

Читайте также:
Декретная ставка: что это такое, плюсы и минусы

В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Совета Адвокатской палаты Кабардино-Балкарской Республики о возможности применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности, в случае если срок привлечения к дисциплинарной ответственности истек, но адвокат возражает против прекращения дисциплинарного производства по указанному основанию.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о применении мер дисциплинарной ответственности.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката в случае истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, обнаружившегося в ходе разбирательства советом или комиссией, совет вправе принять по дисциплинарному производству решение о прекращении дисциплинарного производства.

Согласно абзацу 10 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката прекращение дисциплинарного производства по основанию, указанному в подпункте 6 пункта 1 указанной статьи, не допускается, если адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, возражает против этого. В этом случае дисциплинарное производство продолжается в обычном порядке.

Из изложенного следует, что совет не вправе принять решение о прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, если адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, возражает против этого.

В указанном случае совет вправе принять одно из перечисленных подпунктами 1-5, 7-8 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката решений при наличии к тому соответствующих оснований.

При этом в силу пункта 5 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении – с момента его прекращения (пресечения).

Если в указанных обстоятельствах совет принимает решение, предусмотренное подпунктом 1 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, то адвокат подлежит освобождению от применения мер дисциплинарной ответственности в связи с истечением сроков их применения.

Таким образом, возражения адвоката, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, против прекращения дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, препятствует совету принять предусмотренное подпунктом 6 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката решение; при этом совет вправе принять одно из решений, перечисленных в подпунктах 1-5, 7-8 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет вправе принять решение о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и об освобождении адвоката от применения мер дисциплинарной ответственности в связи с истечением сроков их применения.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети Интернет.

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

Дисциплинарная ответственность и производство в отношении адвоката

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Разъяснение Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам по вопросу применения мер дисциплинарной ответственности (утв. решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 15 мая 2018 г. (Протокол № 3))

В порядке подпункта 2 пункта 5 статьи 37.1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение по вопросу применения пункта 4 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности (пункт 2 статьи 4 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Как отметил Конституционный Суд РФ в Определении от 17 июня 2013 г. № 907-О возложение на адвоката обязанности соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и решения органов адвокатской палаты, а также наделение адвокатской палаты правом прекращения статуса адвоката направлены на обеспечение адвокатуры квалифицированными специалистами, обладающими высокими профессиональными и морально-нравственными качествами.

В связи с чем, наделяя адвокатские палаты контрольными полномочиями в отношении адвокатов, законодатель тем самым признает, что именно адвокатские палаты должны оценивать степень и характер нарушений, допущенных адвокатами, и определять в пределах своих полномочий меру их дисциплинарной ответственности (в частности, указанная позиция сформулирована Конституционным Судом РФ в отношении полномочий нотариальных палат при рассмотрении вопросов деятельности адвокатуры и нотариата (Определение от 8 декабря 2011 г. № 1714-О-О)).

В силу подпунктов 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, на основании заключения квалификационной комиссии при неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем; нарушении адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката.

Читайте также:
Сопроводительное письмо к акту сверки взаиморасчётов: образец

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 21 мая 2015 г. № 1089-О, данные положения, предусматривая основания применения меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также нарушения адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката, направлены на исключение из числа адвокатов лиц, не отвечающих предъявляемым к ним требованиям.

Статья 18 Кодекса профессиональной этики адвоката определяет, что нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката (пункт 1).

Пункт 2 данной статьи устанавливает, что не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные советом адвокатской палаты существенными и принятые во внимание при вынесении решения (пункт 4 приведенной статьи).

При этом, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ, юридическая ответственность, если она выходит за рамки восстановления нарушенных неправомерным деянием отношений или возмещения причиненного этим деянием вреда, является средством публично-правового реагирования на правонарушающее поведение, в связи с чем вид и мера ответственности лица, совершившего правонарушение, должны определяться исходя из публично-правовых интересов, а не частных интересов потерпевшего (Определения от 24 апреля 2002 г. № 102-О, от 23 мая 2006 г. № 146-О, от 21 декабря 2006 г. № 562-О, от 20 ноября 2008 г. № 1034-О-О, от 8 декабря 2011 г. № 1714-О-О).

Согласно пункту 6 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката мерами дисциплинарной ответственности являются замечание, предупреждение и прекращение статуса адвоката.

В связи с чем по общему правилу к адвокату применяются меры дисциплинарной ответственности в виде замечания и предупреждения, прекращение статуса адвоката может применяться в случае грубого или неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката.

О тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать допущение адвокатом грубого и явного проявления поведения, которое умаляет авторитет адвокатуры, порочит честь и достоинство адвоката. Например, суд отнес к таковым действия адвоката по продаже квартиры доверительницы с указанием цены значительно ниже рыночной, притом, что в качестве покупателя по данному договору выступала супруга адвоката (Апелляционное определение Московского городского суда от 6 июля 2017 г. по делу № 33-22731/2017). В другом деле суд посчитал поведением, умаляющим авторитет адвокатуры, грубое и явное проявление неуважения к сотрудникам судебной системы в помещении канцелярии мировых судей с использованием в их адрес нецензурной брани (Апелляционное определение Верховного Суда Республики Адыгея от 2 декабря 2014 г. по делу № 33-1539/2014).

Также о тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать недопустимое и несовместимое со статусом адвоката отношение к исполнению профессиональных обязанностей. Так, адвокат покинула судебное заседание без уведомления об этом судьи, не дожидаясь окончания судебного заседания, не присутствовала на оглашении приговора, фактически отказалась от принятой на себя защиты подсудимого, что повлекло необходимость замены защитника подсудимого на стадии оглашения приговора. Кроме того, адвокат была обязана обжаловать приговор, однако этого ею сделано не было. Суд счел, что ненадлежащее отношение адвоката к исполнению обязанности по защите прав подсудимого противоречило основному назначению адвокатуры, что признано адвокатской палатой существенным нарушением (Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 10 марта 2015 г. по делу № 33-2019/2015). В другом деле, оценив, в том числе протоколы судебных заседаний и пояснения самого адвоката, из которых следует, что адвокат участвовал только в двух заседаниях суда из имевших место шести заседаний по делу, суд пришел к обоснованному выводу о наличии у совета адвокатской палаты оснований для принятия решения о прекращении статуса адвоката (Апелляционное определение Московского городского суда от 6 ноября 2015 г. по делу № 33-40695/2015).

Мера дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката может применяться и в случае неоднократного нарушения адвокатом законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката. Систематический характер нарушений, совершенных адвокатом, может быть установлен в рамках текущего дисциплинарного производства. Например, Омский областной суд в Апелляционном определении от 29 апреля 2014 г. по делу № 33-2656/2014 согласился с выводами совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката, поскольку действия адвоката носили умышленный характер и были направлены на систематические нарушения графика дежурств адвокатов. Также о неоднократности нарушения могут свидетельствовать результаты предыдущих дисциплинарных разбирательств. Так, Ростовский областной суд в Апелляционном определении от 10 февраля 2014 г. по делу № 33-884/2014 указал, что решение совета адвокатской палаты о прекращении статуса адвоката является результатом оценки, в том числе предшествующего поведения адвоката и его отношения к исполнению своих профессиональных обязанностей. При избрании меры дисциплинарной ответственности советом принято во внимание то, что адвокат на протяжении длительного времени систематически нарушает нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, в связи с чем неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности.

Читайте также:
Депремирование сотрудников: порядок, приказ, служебная записка

В процессе избрания меры дисциплинарной ответственности, в частности при оценке формы вины, советам региональных палат следует выяснять, не является ли совершение адвокатом правонарушения следствием несогласованных действий самой адвокатской палаты. Так, суд пришел к обоснованному выводу о том, что нарушение порядка оказания юридической помощи адвокатом произошло вследствие несогласованности действий совета адвокатской палаты. С одной стороны, до адвокатов было доведено вновь принятое положение о назначении адвокатов для участия в уголовном деле через центр автоматизированного назначения защитников, с другой стороны, представитель совета адвокатской палаты в районе продолжал выдавать адвокатам ордера на защиту подсудимых по уголовным делам в соответствии с ранее действовавшим порядком (Апелляционное определение Пермского краевого суда от 4 декабря 2013 г. по делу № 33-11565/2013). В ином дисциплинарном производстве адвокату вменялось осуществление защиты подозреваемого по назначению дознавателя в июне вне графика дежурств адвокатов. Суд установил, что график дежурств на год был составлен и утвержден решением совета адвокатской палаты в мае, действие графика определено с первого июня. Между тем с указанным графиком адвокат не был ознакомлен под роспись, как того требует решение совета адвокатской палаты. А опубликован для всеобщего сведения адвокатов график был только в июле (Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 18 апреля 2013 г. по делу № 33-2074/2013).

При вынесении решения о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности советом адвокатской палаты могут быть приняты во внимание и иные обстоятельства, в том числе:

– признание адвокатом своей вины в совершении дисциплинарного проступка;

– совершение адвокатом действий, направленных на исправление совершенного им дисциплинарного проступка, например, погашение адвокатом после возбуждения дисциплинарного производства задолженности по уплате обязательных взносов в адвокатскую палату;

– отсутствие дисциплинарных взысканий;

– награждение адвоката ведомственными и (или) государственными наградами и др.

При этом состояние здоровья адвоката, наличие на иждивении адвоката несовершеннолетнего ребенка, наличие неисполненных денежных обязательств перед третьими лицами, специализация адвоката в области уголовного судопроизводства и т.п. не могут быть приняты советом адвокатской палаты во внимание, поскольку наличие указанных обстоятельств не является основанием для освобождения адвоката от дисциплинарной ответственности.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

Обзор документа

По общему правилу к адвокату применяются меры дисциплинарной ответственности в виде замечания и предупреждения. Прекращение статуса адвоката может применяться в случае грубого или неоднократного нарушения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката.

О тяжести совершенного адвокатом проступка может свидетельствовать допущение грубого и явного проявления поведения, которое умаляет авторитет адвокатуры, порочит честь и достоинство адвоката. Например, суд отнес к таковым действия адвоката по продаже квартиры доверительницы с указанием цены значительно ниже рыночной, притом что покупателем выступала супруга адвоката.

Также о тяжести совершенного проступка может свидетельствовать недопустимое и несовместимое со статусом адвоката отношение к исполнению профессиональных обязанностей.

Разъяснено, какие обстоятельства могут свидетельствовать о систематическом характере нарушений, совершенных адвокатом.

В процессе избрания меры дисциплинарной ответственности, в частности при оценке формы вины, советам региональных палат следует выяснять, имели ли место несогласованные действия самой адвокатской палаты.

При вынесении решения о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности советом адвокатской палаты могут быть приняты во внимание и иные обстоятельства, в том числе признание адвокатом своей вины, исправление дисциплинарного проступка, например, погашение задолженности по уплате обязательных взносов в адвокатскую палату. Можно учитывать также отсутствие дисциплинарных взысканий и наличие ведомственных и (или) государственных наград.

При этом состояние здоровья адвоката, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, наличие неисполненных денежных обязательств перед третьими лицами, специализация адвоката в области уголовного судопроизводства и т. п. не могут быть приняты во внимание. Наличие указанных обстоятельств не является основанием для освобождения от дисциплинарной ответственности.

“Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о применении мер дисциплинарной ответственности” (утв. Решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 18.11.2020)

Утверждено
Решением Совета ФПА РФ
от 18 ноября 2022 г.

РАЗЪЯСНЕНИЕ
КОМИССИИ ФПА РФ ПО ЭТИКЕ И СТАНДАРТАМ О ПРИМЕНЕНИИ МЕР
ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Совета Адвокатской палаты Кабардино-Балкарской Республики о возможности применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности, в случае если срок привлечения к дисциплинарной ответственности истек, но адвокат возражает против прекращения дисциплинарного производства по указанному основанию.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о применении мер дисциплинарной ответственности.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката в случае истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, обнаружившегося в ходе разбирательства советом или комиссией, совет вправе принять по дисциплинарному производству решение о прекращении дисциплинарного производства.

Согласно абзацу 10 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката прекращение дисциплинарного производства по основанию, указанному в подпункте 6 пункта 1 указанной статьи, не допускается, если адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, возражает против этого. В этом случае дисциплинарное производство продолжается в обычном порядке.

Из изложенного следует, что совет не вправе принять решение о прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, если адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, возражает против этого.

Читайте также:
Договор аутсорсинга персонала: образец

В указанном случае совет вправе принять одно из перечисленных подпунктами 1 – 5, 7 – 8 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката решений при наличии к тому соответствующих оснований.

При этом в силу пункта 5 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении – с момента его прекращения (пресечения).

Если в указанных обстоятельствах совет принимает решение, предусмотренное подпунктом 1 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, то адвокат подлежит освобождению от применения мер дисциплинарной ответственности в связи с истечением сроков их применения.

Таким образом, возражения адвоката, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, против прекращения дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, препятствуют совету принять предусмотренное подпунктом 6 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката решение; при этом совет вправе принять одно из решений, перечисленных в подпунктах 1 – 5, 7 – 8 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет вправе принять решение о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и об освобождении адвоката от применения мер дисциплинарной ответственности в связи с истечением сроков их применения.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети “Интернет”.

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании “Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации” и в издании “Адвокатская газета”.

Дисциплинарная ответственность и производство в отношении адвоката

Дисциплинарная ответственность и производство в отношении адвоката

Навигация: Главная Комментарий к кодексу профессиональной этики адвоката 3.5. О стадиях дисциплинарного производства в отношении адвоката

3.5. О стадиях дисциплинарного производства в отношении адвоката

Дисциплинарное производство в отношении адвоката включает следующие стадии: 1) разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта РФ; 2) разбирательство в Совете адвокатской палаты субъекта РФ (ст. 22 Кодекса этики).

Квалификационная комиссия формируется в количестве 13 членов по следующим нормам представительства:

1) от адвокатской палаты – семь адвокатов, включая президента адвокатской палаты субъекта РФ. При этом адвокат – член комиссии должен иметь стаж адвокатской деятельности не менее пяти лет;

2) от территориального органа юстиции (в настоящее время – органа ФРС) – два представителя;

3) от законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ – два представителя. При этом представители не могут быть депутатами, государственными или муниципальными служащими;

4) от верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа – один судья;

5) от арбитражного суда субъекта РФ – один судья (ч. 2 ст. 33 Закона об адвокатуре).

Председателем квалификационной комиссии является президент адвокатской палаты по должности (ч. 3 ст. 33 Кодекса).

Таким образом, впервые в истории адвокатуры РФ и СССР деятельность адвоката оценивают не только сами адвокаты. Это нововведение следует рассматривать как повод для некой надежды на более объективное, справедливое и всестороннее рассмотрение всех вопросов, связанных с ответственностью членов сообщества.

По результатам разбирательства квалификационная комиссия вправе вынести следующие заключения:

1) о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса, либо о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем, либо о неисполнении решений органов адвокатской палаты;

2) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса либо вследствие надлежащего исполнения адвокатом своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой;

3) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения Совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

4) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отзыва жалобы, представления, сообщения суда (судьи) либо примирения лица, подавшего жалобу, и адвоката;

5) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности;

6) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие обнаружившегося в ходе разбирательства отсутствия допустимого повода для возбуждения дисциплинарного производства.

Обратим внимание на некоторые особенности данного перечня.

Во-первых, из шести его пунктов только один предусматривает возможность привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. Остальные 5 пунктов предусматривают прекращение производства. Вероятно, тем самым подразумевается, на что прежде всего должна быть ориентирована комиссия.

Во-вторых, обратим внимание на п. 2 перечня. Норма определяет два основания прекращения производства, разделенные союзом “либо”: отсутствие в действии (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса либо надлежащее исполнение им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой.

Буквальное толкование нормы позволяет предположить, что Кодекс допускает ситуации, когда адвокатом нарушен свод этических норм, но при этом свои обязанности перед доверителем или палатой адвокат исполнил надлежащим образом. Либо наоборот. Простой пример: адвокат в сговоре с подсудимым умышленно и без уважительных причин срывает процессы по сложному “групповому” делу. Цель проста – затянуть процесс и добиться истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности. Явно и грубо нарушен закон, государство тратит громадные средства, страдают другие участники процесса: потерпевшие, подсудимые-соучастники и др. Но адвокат действовал в интересах доверителя, пусть незаконными и безнравственными средствами, но в интересах. и ничем не навредил палате. Норма как бы допускает, что квалификационная комиссия может встать на защиту такого адвоката и прекратить производство .

Довольно распространенный пример незаконной защиты, особенно по делам об экономических и должностных преступлениях, – там, где большинство составов преступлений относятся к категории небольшой и средней тяжести, – ч. 2 и 3 ст. 15 УК, п. “а” и “б” ч. 1 ст. 78 УК РФ. Аналогичные выводы напрашиваются и в результате анализа п. 2 ч. 1 ст. 25 Кодекса. См. ниже.

Не будем останавливаться на описании процедуры работы квалификационной комиссии. Она подробно описана в ст. 23 Кодекса.

На следующей стадии Совет адвокатской палаты принимает решение по дисциплинарному производству на основании заключения квалификационной комиссии.

Таким образом, комиссия, в которую из 13 членов входят 6 лиц, не являющихся адвокатами, выносит заключение, дающее только правовую оценку доводам сторон. Она не принимает решение по существу вопроса о наказании адвоката. Это входит в полномочия Совета палаты, в состав которого входят только адвокаты. Совет избирается собранием (конференцией) адвокатов тайным голосованием в количестве не более 15 человек из состава членов адвокатской палаты и подлежит обновлению (ротации) один раз в два года на одну треть (ч. 2 ст. 31 Закона об адвокатуре).

Регламент работы Совета довольно подробно изложен в ст. 24 Кодекса.

В соответствии со ст. 25 Совет вправе принять по дисциплинарному производству следующие решения:

1) о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм настоящего Кодекса, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных статьей 18 настоящего Кодекса;

2) о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм настоящего Кодекса либо вследствие надлежащего исполнения им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой на основании заключения комиссии или вопреки заключению квалификационной комиссии, если фактические обстоятельства комиссией установлены правильно, но ею сделана ошибка в правовой оценке деяния адвоката или толковании закона и настоящего Кодекса;

3) о прекращении дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения Совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

4) о прекращении дисциплинарного производства вследствие отзыва жалобы, представления, сообщения суда (судьи) либо примирения лица, подавшего жалобу, и адвоката;

5) о направлении дисциплинарного производства квалификационной комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного комиссией при разбирательстве;

6) о прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, обнаружившегося в ходе разбирательства Советом или комиссией;

7) о прекращении дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение;

8) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие обнаруженного в ходе разбирательства Советом или комиссией отсутствия допустимого повода для возбуждения дисциплинарного производства.

Совет при принятии решения по дисциплинарному производству, помимо применения мер дисциплинарной ответственности, может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим применение мер дисциплинарной ответственности (ч. 2 ст. 25).

Обратим внимание на соотношение полномочий квалификационной комиссии и Совета палаты. Как уже отмечалось, первая дает только заключение – решение принимает Совет. При этом комиссия состоит из 13 членов, включая 7 опытных, с большим стажем адвокатов, а также двух судей, двух работников Росрегистрации и двух представителей органов власти. Достаточно авторитетный состав. Но заключение комиссии может “ревизировать” и даже проигнорировать Совет из 15-ти, причем не обязательно опытных адвокатов, из которых как минимум один состоит и в Совете, и в комиссии. Это президент палаты. Возможностей для игнорирования заключения, причем только в пользу адвоката, более чем достаточно. Вернемся к перечню ч. 1 ст. 25 Кодекса. Например:

  • решение о прекращении дисциплинарного производства Совет может принять как на основании заключения комиссии, так и вопреки ему, “. если фактические обстоятельства комиссией установлены правильно, но ею сделана ошибка в правовой оценке деяния адвоката или толковании закона и настоящего Кодекса” (п. 2). Значит, предполагается, что члены Совета юридически более грамотные, чем члены комиссии – судьи, опытные адвокаты и др.;
  • Совет может возвратить дисциплинарное производство комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного ею (п. 5). Может и правильно то, что Совет уполномочен “поправить” комиссию в ее ошибках, но на сроки (давности) это наверняка повлияет, причем самым выгодным для привлекаемого адвоката образом;
  • Совет вправе прекратить производство, если признает малозначительность совершенного адвокатом проступка. То есть опять-таки даже в случае, если комиссия признает вину адвоката в нарушении этики (п. 7 ч. 1 ст. 25);
  • Совет вправе прекратить производство вследствие примирения доверителя и адвоката и (или) отзыва представления (п. 4), а также вследствие истечения сроков возбуждения дисциплинарного производства, обнаружившегося в ходе разбирательства Советом или комиссией (п. 6 ст. 25).

Анализ указанных положений Кодекса позволяет предположить (большего не дано), что адвокатским сообществом предполагается, что квалификационная комиссия, видимо, в силу своего не “чисто адвокатского” состава слишком часто может принимать заключения, необоснованно строгие для адвоката-нарушителя. Поэтому “над комиссией” предусмотрена более высокая, профессионально более квалифицированная инстанция – Совет палаты. Он не только единолично определяет санкцию за нарушение, но и поправляет комиссию, возвращает ей материалы – в общем, делает все возможное, чтобы комиссия и все заинтересованные лица не забыли о главном – о многочисленных и разнообразных вариантах освобождения адвоката от дисциплинарной ответственности.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: