Дисциплинарная ответственность судей в РФ

Судья принял незаконное решение. Его кто-то накажет?

Вы часто рассказываете изумительные истории о том, как суды принимают незаконные решения и их потом отменяют.

А несет ли судья ответственность за свое решение? И можно ли его оштрафовать?

Судья принимает решение на основании своего убеждения и не должен отвечать, если его мнение не сходится с вышестоящим судом. Поэтому по закону судью нельзя привлечь к ответственности за принятое решение.

Верховный суд добавляет: судью нельзя наказывать и за допущенную судебную ошибку, из-за которой был принят неправильный судебный акт, — п. 2 ВС от 14.04.2016 № 13. То есть даже если судья принял решение, противоречащее закону, его все равно не накажут.

Но судья ответит, если нарушил сам процесс принятия решения. В некоторых случаях за такие нарушения можно потребовать денежную компенсацию. При этом деньги надо требовать не с судьи и не с суда, в котором он работает, а с государства. Давайте рассмотрим все подробнее.

Уголовная ответственность судьи

Если судья знал, что принимает заведомо незаконное решение, то его могут привлечь к уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ . За это положен штраф — до 300 000 рублей. Штраф выплачивается государству, а не пострадавшему. Еще могут привлечь к принудительным работам на срок до 4 лет или лишить свободы на тот же срок. Возбуждение уголовного дела на судью — это исключительный случай, решение об этом принимают председатель следственного комитета и специальный орган — Квалификационная коллегия судей.

Вот в 2018 году судья из Волгоградской области принял решение без проведения судебного заседания. Не вызывал в суд обвиняемого, его адвоката, прокурора, а просто составил фальшивый протокол, в котором указал, что заседание было и все участники процесса на нем присутствовали. Судью оштрафовали на 200 тысяч рублей. Правда, потом освободили от наказания по амнистии в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне.

Заявить о том, что судья принял заведомо незаконное решение, может любой потерпевший, то есть тот, чьи права это решение нарушило. Для этого достаточно написать письмо в любой правоохранительный орган, занимающийся борьбой с коррупцией: в следственный комитет, прокуратуру или ФСБ .

За заведомо ложный донос тоже предусмотрена уголовная ответственность по ст. 306 УК РФ .

Компенсация морального вреда

Если судья принял решение по уголовному делу, а его потом отменили, то несправедливо осужденный получит право на компенсацию неполученных доходов и морального вреда.

Заявление о такой компенсации можно подать в суд, прекративший уголовное дело, или в суд по месту жительства заявителя. Есть детальное разъяснение Верховного суда о получении компенсации.

Например, в 2017 году по решению суда москвича посадили под домашний арест: он не мог выходить из своего дома и пользоваться интернетом. Прошло 6 месяцев, и уголовное дело прекратили, признав мужчину невиновным. Он потребовал компенсировать 4 млн рублей морального вреда. Суд, правда, компенсировал только 50 тысяч.

За незаконный судебный вердикт можно также требовать компенсации в Европейском суде по правам человека. Как подать заявление о компенсации, подробно рассказано на сайте суда.

Потребовать компенсации в Европейском суде можно не только по уголовным делам. Например, одному гражданину РФ запретили в течение 5 лет выезжать за границу, потому что до увольнения у него был доступ к государственной тайне. Мужчина безуспешно пытался обжаловать отказ в российских судах, а потом обратился в Европейский суд и отсудил у государства 5 тысяч евро.

Замечание, выговор и увольнение судьи

Судья лично отвечает за нарушение правил рассмотрения дел. Еще он обязан соблюдать кодекс судейской этики. На мелкое нарушение никто не обратит внимания, но за существенный проступок судья может получить замечание, выговор и даже досрочное прекращение полномочий: ст. 12.1 закона о статусе судей.

Замечание — это самый легкий вид наказания. Если в течение года судья уже получал замечание или если за проступок замечания явно недостаточно, то выносят предупреждение.

Например, по правилам в ходе заседаний судья сначала должен предложить разрешить спор миром. Если он этого не сделает, вряд ли он получит замечание: это мелкое нарушение процесса. Все понимают, что оно почти наверняка не повлияет на исход дела. Но вот если судья не вызвал ответчика в суд, то он однозначно нарушил его права. Судье Советского районного суда Брянска в 2018 году за такой проступок вынесли замечание. Другой пример: судья Нижегородского районного суда получил предупреждение за частую отмену его определений о возврате исков.

А вот за то, что судья обращается к сторонам спора, используя нецензурную лексику, его могут и уволить — так случилось в 2018 году в Краснодаре. Еще одного судью уволили в 2017 году за то, что он не хотел передавать в вышестоящий суд жалобу на свое решение.

В сентябре 2019 года введут новое наказание для судей — понижение в квалификационном классе. Чем выше класс, тем более важную должность может занимать судья. Например, судья с 5 классом может быть председателем районного суда, а с 4 — возглавлять вышестоящий областной суд.

Кто принимает решение

Решение о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности принимает Квалификационная коллегия судей. Жаловаться надо в коллегию региона, где работает судья. Контакты нужной коллегии можно узнать на сайте Высшей квалификационной коллегии судей.

Жалобу составляют в свободной форме, но в ней должны быть указаны личные данные: фамилия, имя, отчество лица, подающего жалобу, его почтовый адрес, описание допущенного судьей нарушения, подпись и дата подачи. Анонимную жалобу не примут.

Если судья затягивает сроки

В России действует закон о компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства. Его применяют, когда судья слишком долго принимает решение или когда принятое им решение многократно отменялось и направлялось обратно на доработку.

Максимальный срок рассмотрения гражданского дела — 2 месяца. В арбитражном суде — 3 месяца. Но часто этот срок возобновляется из-за вступления в дело новых лиц или, наоборот, приостанавливается — например, из-за назначения экспертизы. Срок могут продлить в связи с особой сложностью дела. Поэтому обоснованность превышения сроков оценивают каждый раз индивидуально. Участник процесса, который сам же его и затягивал, теряет право на компенсацию.

По делам, рассмотрение которых затянули мировые и районные суды, заявление о компенсации надо подавать в суд соответствующего субъекта. Он может называться областным, краевым и т. д. Если рассмотрение дела просрочил арбитражный суд, то надо обращаться в арбитраж округа: ч. 2 ст. 3 ФЗ № 68- ФЗ .

Читайте также:
Служебная записка на премию – как оформляется премирование, образец

За судебную волокиту платит не судья, который ее допустил, а Министерство финансов: ч. 2 ст. 5 ФЗ № 68- ФЗ .

К примеру, в ноябре 2015 года один предприниматель из Москвы попытался через суд вернуть свое полиграфическое оборудование. Дело было несложным, но арбитражный суд рассматривал его больше года. Все это время предприниматель не мог полноценно вести свой бизнес. В сентябре 2017 года истец выиграл дело, но на этом не остановился: в январе 2018 года он дополнительно взыскал с Министерства финансов 40 тысяч рублей за то, что суд долго рассматривал его иск.

Расписать все подробности судебного процесса в одном ответе невозможно. У нас есть целая серия статей, которые помогут вам в суде:

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Я Панин Виктор Иванович, житель г. Волгограда с 2015 г. по настоящее время доказываю что судьи Ворошиловского и Кировского районов г. Волгограда Рыков Д.Ю. 15.10.2015 г. , 3.12.2015 г. , в феврале 2016 г., а затем 12.03.2019 г. и Сорокина Л.В. 7.11.2016 г. и 13.05.2019 г. , при рассмотрении моих Исков к ПФР и Волгоградскому ВОАО “ХИМПРОМ”, совершили в судах преступления, которые судьи апелляционной инстанции утвердили. На апелляции назначались одни и те же судьи и председательствующие Волгоградского областного суда, которые так же указывали что государство не продумало механизма перерасчёта пенсии по вредным условиям труда. До апелляции требовал привлечь к уголовной ответственности негодяев судей, а Органы СУ СК Р по области пишут мне уведомления что произведена фальсификация законных документов “ХИМПРОМ” , но мер к преступникам не принимает , полиция пишет Постановления о том , что совершены преступления, квалифицируемые ч.1 ст. 327 УК РФ, но яко бы срок давности истек, не применяя ч.2 ст. 327 УК РФ , а выдав мне на руки Постановление, предлагает подать в суд заявление на пересмотры незаконных судебных актов,. Однако те же преступники судьи принимают мои заявления и опять отказывают . Для них не существует Законов РФ, они предают свою присягу судьи, по сути став предателями РФ , под гербом которой они объявляют незаконные, уже Определения. И опять назначается из числа судей апелляции, председательствующий который и пишет , что государство не продумало механизма применения вредного труда для перерасчёта пенсии.
Теперь уже полиция Кировского района Волгограда и СУ СК Волгоградской области настолько заврались , что пишут на мои заявления, – “Прекращаем с Вами переписку!”. Преступники судьи прикрыли преступные действия работника ПФР и работника “ХИМПРОМ”, преступники руководители из следственных органов прикрыли судей, а заодно и совершённые преступления, теперь уже все прикрывают работников полиции, которые в течении 2019 г. устраивали волокиту, перед прокуратурой Кировского района отписывались постановлениями, которые она постоянно отменяла! Кто ответит за преступления органов власти и юстиции? Судебную систему в Волгограде необходимо мести хорошей метлой, потому что Председатели судов не реагируют на Заявления о преступлениях подчинённых судей!

К вопросу о дисциплинарной ответственности судей за нарушение единообразия судебной практики

Вернуться к опубликованному 14.02.2022 года на портале закон.ру очень интересному и содержательному интервью Александра Верещагина с Артемом Карапетовым и Юлием Таем относительно формального и фактического статуса правовых позиций Верховного Суда РФ, их прецедентного или квазипрецедентного значения в контексте единообразия судебной практики, меня подстегнуло высказанное спустя два месяца в юридической прессе предложение о введении дисциплинарной ответственности судьи за нарушение такого единообразия, весьма вероятно в качестве альтернативного варианта тщетных надежд на процессуальную революцию.

В апрельской статье «Дисциплинарная ответственность судьи за нарушение единства судебной практики»[1] аналитик Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН, эксперт НИИ Корпоративного и проектного управления С.И. Луценко предлагает закрепить механизм дисциплинарной ответственности судьи за нарушение единства судебной практики.

Свое предложение С.И. Луценко основывает на следующем тезисе:

«В основу любого судебного акта должно быть положено требование единообразия правоприменительной практики – в противном случае девальвируется сущность такого института, как суд. Суды обязаны мотивировать свои решения с применением устоявшейся судебной практики, отражающей принцип, связанный с надлежащим отправлением правосудия».

Безотносительно споров о том, является ли судебная практика «в форме выражаемых высшими судебными инстанциями правовых позиций в качестве источника российского права”[2] или нет, необходимо признать, что до настоящего времени норма, которая бы прямо закрепляла обязательность разъяснений Верховного Суда для судов нижестоящих инстанций, отсутствует.

Так, обязательность разъяснений судебной практики Верховного Суда РФ закреплена только самим Верховным Судом, но не законодателем, который последовательно и аккуратно избегает темы общеобязательности разъяснений судебной практики, а тем более придания им силы нормативно-правового акта, хотя некоторые юристы признают, что все предпосылки для этого сложились.

В п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 (ред. от 23.06.2015) “О судебном решении” указано, что «суду также следует (лишь) учитывать постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, принятые на основании статьи 126 Конституции Российской Федерации и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле».

Действительно, на судей возложена обязанность систематически изучать правоприменительную практику, в том числе Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Европейского Суда по правам человека (статья 5 Кодекс судейской этики” (утв. VIII Всероссийским съездом судей 19.12.2012) (ред. от 08.12.2016).

Добросовестное исполнение этой обязанности само по себе не порождает неизбежность ссылок суда в итоговом акте по делу на результаты обобщения судебной практики, доводимые в различных формах до нижестоящих судов Верховным Судом РФ.

Так, и в процессуальных кодексах закреплено, что в мотивировочной части решения суда (лишь) могут содержаться ссылки на постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики, постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации, а также на обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, утвержденные Президиумом Верховного Суда Российской Федерации (ст. 198 ГПК РФ, ст. 170 АПК РФ).

Иными словами, вопреки утверждению С.И.Луценко о том, что «суды обязаны мотивировать свои решения с применением устоявшейся судебной практики, отражающей принцип, связанный с надлежащим отправлением правосудия», такая обязанность у судов в настоящее время отсутствует. Указание или не указание на разъяснение Верховного Суда РФ в решении зависит от полного усмотрения самого суда.

Читайте также:
Документы для аттестации работников - перечень

Обходит эту тему и Кодекс судейской этики.

Можно было бы согласиться с тем, что на законодательном уровне, в том числе и в Конституции, назрела необходимость закрепить обязательность разъяснений Верховного Суда для нижестоящих судов по вопросам судебной практики, что если и не закрепит за разъяснениями Верховного Суда статус источника права, но позволит установить обязательность поддержания единообразия правоприменительной практики, в том числе как обязанность судов следовать разъяснения Верховного Суда, так и ссылаться на них в своих решениях.

Таким образом, поставленный С.И.Луценко вопрос об обязательности разъяснений Верховного Суда РФ бесспорно имеет важное значение, однако на данный момент также очевидно, что без системных изменений в законодательстве судьи не должны нести дисциплинарную ответственность за нарушение единства судебной практики.

Закон “О статусе судей в Российской Федерации” в статье 12.1 определяет, что дисциплинарным проступком судьи признается совершение виновного действия (виновного бездействия ) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебное время, в результате которого были нарушены положения Закона о статусе судей и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, в том числе вследствие грубого нарушения прав участников процесса.

При этом ни указанным законом, ни как указывалось Кодексом судейской этики обязанность следовать разъяснениям Верховного Суда РФ не предусмотрена, соответственно если судья будет правильно применять материальный и процессуальный закон, но не будет следовать разъяснениям Верховного Суда РФ, формально объективная сторона дисциплинарного проступка будет отсутствовать.

Также и в Пленуме Верховного Суда РФ от 14 апреля 2016 г. N 13 “О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей” указано, что судья не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за сам факт принятия незаконного или необоснованного судебного акта в результате судебной ошибки, явившейся следствием неверной оценки доказательств по делу либо неправильного применения норм материального или процессуального права.

Таким образом, введение дисциплинарной ответственности судей за нарушение единства судебной практики если и представляется представляться оправданным, – то пока по всяком случае будет противоречить действующему законодательству.

В Кодексе судейской этики может быть закреплена обязательность разъяснений Верховного Суда по вопросам судебной практики. Если это произойдет, формально разъяснения Верховного суда приобретут обязательность для членов судейского сообщества. Такой шаг если и будет полумерой, но окажет, как нам представляется, серьезное «мотивирующее» воздействие на суды.

В противном случае, хотя это и иллюзорно, необходимо на законодательном (конституционном) уровне, закрепить общеобязательность разъяснений Верховного Суда по вопросам судебной практики, что позволит обеспечить ее единообразное применение, соответственно и обязанность судов следовать разъяснениям высшей судебной инстанции и ссылаться на них в своих решениях.

А потому, без системных изменений на законодательном уровне судьи не должны нести дисциплинарную ответственность за нарушение единства судебной практики.

Однако, ряд теоретических вопросов возникает от одной только мысли о возможности законодательного закрепления дискуссионного предложения автора.

Во-первых, учитывая, что основание для признания поведения судьи подлежащим дисциплинарной ответственности возникает вне процесса, что характерно для дисциплинарного производства, а в совещательной комнате, в которой изготавливается итоговый судебный акт по (гражданскому) делу, можно ли вмешиваться или наказывать дисциплинарно судей пусть даже за ошибки, содержащиеся в тексте решения, не будет ли это вмешательством в деятельность суда по отправлению правосудия?

Любая ошибка судьи первой инстанции может быть исправлена вышестоящим судом, в этом смысле нет никакой разницы, проигнорировал ли суд первой инстанции требование о соблюдении единства практики, обосновав это серьезными аргументами или без такового либо суд не учел иное из длинного списка требований, которым в силу процессуального закона должно соответствовать судебное решение.

Представляется, что границы дисциплинарного производства должны очерчиваться внешними пределами совещательной комнаты, за исключением установленных законом явно выраженных нарушений, нивелирующих или подрывающих саму суть отправления правосудия, например, когда решение суда несет на себе признаки преступного или иного коррупционного деяния.

С неизбежностью возникает второй вопрос – о том, какое поведение судьи может привести к дисциплинарной ответственности в предложенном автором случае?

По мнению С.И. Луценко, речь идет «о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности за осознанные и преднамеренные действия, направленные на явное нарушение закона, следствием которых и явилось вынесение незаконных судебных решений, нарушающих единообразие судебной практики».

Отсюда, как и из контекста статьи следует, что для привлечения к ответственности судья должен неоднократно «отличиться», одного неоправданно немотивированного решения недостаточно, даже по мнению самого С.И. Луценко.

Предлагаемая автором формула нарушения, влекущего ответственность, так называемая «объективная сторона состава дисциплинарного нарушения», оказывается уж очень схожей с нормой ст. 305 УК РФ «Вынесение судьей заведомо неправосудного решения» (примеров применения которой практически нет) и вряд ли потому уместна.

Также нет уверенности в правильности выделения из указанных для привлечения к дисциплинарной ответственности оснований в качестве самостоятельного или особого, – предлагаемого С.И. Луценко.

Кроме того, при удовлетворении текста судебного решения требованиям процессуального закона, вряд ли можно признать его неправосудным или немотивированным только потому, что в нем не нашлось место оценки позиции Верховного Суда по конкретной тематике.

Рассматривать же даже неоднократные нарушения требований об обеспечении единообразия судебной практики в качестве самостоятельного основания для дисциплинарного производства при таких обстоятельствах является преждевременным, а высказанные автором в статье предложения явно требуют серьезной проработки, ввиду чего вызывает удивление отмеченная им в самом начале статьи исключительная приязнь Генеральной Прокуратуры РФ, Минюста и даже Судебного департамента при Верховном Суде РФ к таким предложениям, отмеченная благодарностью каждого ведомства, как утверждается в примечании к статье. Последнее тем более удивительно, что Судебный департамент не занимается судопроизводственной деятельностью и к формированию судебной практике или привлечению судей к дисциплинарной ответственности отношения не имеет.

Что думаете, коллеги?

[1] Журнал «Современное право», № 4 2022

[2] Шиткина И.С. О признании судебной практики источником российского права // Хозяйство и право. 2013. N 4. С. 73 – 77.

Читайте также:
Дают ли при гастрите больничный лист и на сколько дней

Федеральный закон от 02.07.2013 г. № 179-ФЗ

Копия в формате PDF

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О внесении изменений в Закон Российской Федерации”О статусе судей в Российской Федерации”

Принят Государственной Думой 21 июня 2013 года

Одобрен Советом Федерации 26 июня 2013 года

Внести в Закон Российской Федерации от 26 июня 1992 года № 3132-1 “О статусе судей в Российской Федерации” (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 30, ст. 1792; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 26, ст. 2399; 2001, № 51, ст. 4834; 2004, № 35, ст. 3607; 2005, № 15, ст. 1278; 2008, № 52, ст. 6229; 2009, № 26, ст. 3124; № 45, ст. 5264, 5266; 2011, № 48, ст. 6731; 2012, № 53, ст. 7594; 2013, № 9, ст. 2329) следующие изменения:

1) статью 121 изложить в следующей редакции:

“Статья 121. Дисциплинарная ответственность судей

1. За совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде:

3) досрочного прекращения полномочий судьи.

2. При наложении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность судьи, совершившего дисциплинарный проступок, и степень нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций.

3. Дисциплинарное взыскание в виде замечания может налагаться на судью при малозначительности совершенного им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о возможности ограничиться устным порицанием действий (бездействия) судьи.

4. Дисциплинарное взыскание в виде предупреждения может налагаться на судью за совершение им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о невозможности применения к судье дисциплинарного взыскания в виде замечания или если судья ранее подвергался дисциплинарному взысканию.

5. Дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи может налагаться на судью в исключительных случаях за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

6. Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении шести месяцев со дня выявления дисциплинарного проступка, за исключением периода временной нетрудоспособности судьи, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки, и по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка.

7. Решение о наложении на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации, дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения, и может быть обжаловано в суд в порядке, установленном федеральным законом. Решение квалификационной коллегии судей о досрочном прекращении полномочий судьи может быть обжаловано в Дисциплинарное судебное присутствие в соответствии с федеральным конституционным законом.

8. Если в течение года после наложения дисциплинарного взыскания судья не совершил нового дисциплинарного проступка, то он считается не привлекавшимся к дисциплинарной ответственности.

9. Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей Конституционного Суда Российской Федерации определяется Федеральным конституционным законом “О Конституционном Суде Российской Федерации”.”;

а) пункт 1 дополнить подпунктом 13 следующего содержания:

“13) совершение судьей дисциплинарного проступка, за который решением квалификационной коллегии судей на судью наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи.”;

б) пункт 2 после цифр “6-11” дополнить цифрами “,13”;

а) пункт 6 изложить в следующей редакции:

“6. Отставка судьи прекращается в случае:

1) выявления после ухода судьи в отставку нарушений, допущенных им при исполнении полномочий судьи, являющихся основанием для наложения дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи в соответствии с пунктами 1 и 5 статьи 121 настоящего Закона, если не истек срок давности, установленный пунктом 6 статьи 121 настоящего Закона;

2) несоблюдения запретов и ограничений, предусмотренных пунктами 3 и 4 статьи 3 настоящего Закона;

3) существенного, виновного, несовместимого с высоким званием судьи нарушения положений настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, порочащего честь и достоинство судьи, умаляющего авторитет судебной власти;

4) занятия деятельностью, несовместимой со статусом судьи;

5) вступления в законную силу обвинительного приговора суда в отношении судьи;

6) смерти судьи или вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.”;

б) пункт 7 изложить в следующей редакции:

“7. Решение о прекращении отставки судьи либо о приостановлении отставки судьи в случаях, предусмотренных статьей 13 настоящего Закона, принимается соответствующей квалификационной коллегией судей по собственной инициативе по месту прежней работы или постоянного места жительства судьи, пребывающего в отставке, либо по представлению органа судейского сообщества или председателя суда по месту прежней работы судьи, пребывающего в отставке. Решение квалификационной коллегии судей может быть обжаловано судьей в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 14 марта 2002 года № 30-ФЗ “Об органах судейского сообщества в Российской Федерации”.”;

в) пункт 8 изложить в следующей редакции:

“8. Отставка судьи прекращается также в случае повторного назначения (избрания) его на должность судьи, за исключением случая назначения (избрания) судьи, пребывающего в отставке, судьей конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации.”.

Дисциплинарная ответственность судей в Российской Федерации

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 14.02.2018 2018-02-14

Статья просмотрена: 2458 раз

Библиографическое описание:

Чернышевич, М. Ю. Дисциплинарная ответственность судей в Российской Федерации / М. Ю. Чернышевич. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 7 (193). — С. 149-153. — URL: https://moluch.ru/archive/193/48376/ (дата обращения: 19.10.2021).

В статье анализируется применение дисциплинарной ответственности судей, а также рассматриваются проблемы её правового регулирования.

Ключевые слова: ответственность, дисциплинарный проступок судей, дисциплинарная ответственность судей.

The article analyzes the application of disciplinary responsibility of judges, as well as the problems of its legal regulation.

Keywords: responsibility, disciplinary offense of judges, disciplinary responsibility of judges.

Важным элементом при анализе статуса судей является содержание их дисциплинарной ответственности.

Читайте также:
Составление графика отпусков на 2022 год – порядок по ТК РФ

В соответствии с Федеральным законом «О статусе судей в Российской Федерации» (далее Закон № 3132–1–ФЗ) устанавливается три вида ответственности судей: дисциплинарная, административная, уголовная. В юридической литературе вопрос, касающийся ответственности судей, является одним из самых сложных, так как ответственностью «уравновешивается» независимость судей.

Статьей 3 Закона № 3132–1–ФЗ определяются требования, предъявляемые к судьям. Судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы. При исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Так же эти нормы закреплены в статье 4 Кодекса судебной этики. [1]

Дисциплинарная ответственность является одним из видов юридической ответственности. В юридической литературе существует устоявшаяся точка зрения на определение понятия дисциплинарной ответственности государственных служащих. Так, Д. М. Овсянко рассматривает дисциплинарную ответственность, как применение мер дисциплинарного воздействия в порядке служебного подчинения за виновные нарушения правил государственной службы, не преследуемые в уголовном порядке. [2, с. 192]

Д. Н. Бахрах, под дисциплинарной ответственностью понимает наложение дисциплинарных взысканий на основе правовых норм субъектами дисциплинарной власти на подчиненных им членов устойчивых коллективов за дисциплинарные проступки и иные правонарушения. [3, с. 157]

Схожую точку зрения излагает Ю. Н. Старилов, который отмечает, что дисциплинарная ответственность заключается в наложении на государственных служащих, совершивших должностные (дисциплинарные) проступки, дисциплинарных взысканий властью представителей администрации (руководителей, начальников). [4, с. 482]

Анализ приведенных точек зрения позволяет сделать вывод о том, что дисциплинарная ответственность сводится к применению мер дисциплинарного воздействия, предусматривающие, прежде всего, дисциплинарные взыскания.

Основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности является дисциплинарный проступок, за совершение которого применяется дисциплинарное взыскание. Формулировки понятия дисциплинарного проступка содержатся в ряде действующих нормативных правовых актов. В ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарный проступок определяется как «неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей». [5] Федеральный закон «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» даёт понятие дисциплинарного проступка государственного гражданского служащего, как «неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданским служащим по его вине возложенных на него служебных обязанностей. [6] В Федеральном законе «О статусе судей в Российской Федерации» дисциплинарным проступком признается виновное действие (бездействие) при исполнении служебных обязанностей, либо во внеслужебной деятельности, в результате которого были нарушены положения настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью, за исключением судьи Конституционного Суда Российской Федерации. [7]

В отношении определения дисциплинарного проступка судей, можно выделить основную особенность, которая заключается в том, что судья может быть привлечен к дисциплинарной ответственности за проступок во внеслужебной деятельности, если он по своему характеру несовместим со статусом судьи. В соответствии с Законом № 3132–1 — ФЗ судью можно привлечь к ответственности как за дисциплинарный проступок, совершенный при исполнении служебных полномочий, так и за проступок не связанный с осуществлением правосудия. За проступок, то есть действие или бездействие во внеслужебной деятельности, в результате которого не были нарушены положения закона «О статусе судей в Российской Федерации», но нарушены положения Кодекса судейской этики так же предусматривается применение дисциплинарного взыскания.

Однако Кодекс не является правовым актом и не содержит мер общественного корпоративного воздействия на членов судейского сообщества. В пользу этого мнения выступает постановление Конституционного суда РФ от 28 февраля 2008 г. № 3-П, в котором установлено, что корпоративные акты судейского сообщества, каковыми являются кодексы (например, Кодекс судебной этики) не могут исходить из расширительного истолкования составов дисциплинарных проступков, как они определены Федеральным законом «О статусе судей в Российской Федерации». Соответственно, не исполнение приведенных корпоративных норм само по себе не может служить основанием для досрочного прекращения полномочий судьи, если только при этом им не были совершены действия, которые законом рассматриваются как несовместимые по своему характеру с высоким званием судьи. [8]

Также одной из особенностей привлечения судей к дисциплинарной ответственности является возможность ее инициации субъектами, совершившими или совершающими те же действия, что и привлекаемый к ответственности. [9, с. 86]

Однако, в отличие от составов преступлений и составов административных правонарушений, закрепленных в специальных нормативных правовых актах, за совершение которых, судьи, как и все граждане, несут ответственность, но только с соблюдением особого порядка привлечения к ответственности, дисциплинарные проступки такого нормативного закрепления не имеют. Состав дисциплинарного проступка стоит выводить логическим путем, исходя из содержания статей Закона № 3132–1 — ФЗ. Наряду с этим 14 апреля 2016 года вступило в силу Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2016 г. № 13 «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей». Данный документ позволяет единообразно применять законодательство при рассмотрении административных дел об обжаловании решений квалификационных коллегий судей о привлечении судей к дисциплинарной ответственности за совершение ими дисциплинарного проступка. [10]Постановление имеет исключительно практическую направленность, определяет процедуру привлечения к дисциплинарной ответственности и позволяет судьям избежать несогласованности своих действий.

Постановление отражает и аккумулирует в себе изменения, произошедшие за последние несколько лет в сфере регулирования дисциплинарной ответственности, к которым относится: вступление в силу Кодекса административного судопроизводства и Федерального закона «О внесении изменений в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации». [11]Одним из важных введений этого закона было принятие такого вида дисциплинарного взыскания как замечание. При этом законодателем были установлены условия применения как новой меры дисциплинарного взыскания, так и других мер.

На сегодняшний день действуют следующие виды дисциплинарных взысканий в отношении судей: замечание, предупреждение и досрочное прекращение полномочий судьи.

Дисциплинарное взыскание в виде замечания может налагаться на судью при малозначительности совершенного им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о возможности ограничиться устным порицанием действий (бездействия) судьи. Дисциплинарное взыскание в виде предупреждения может налагаться на судью за совершение им дисциплинарного проступка, если квалификационная коллегия судей придет к выводу о невозможности применения к судье дисциплинарного взыскания в виде замечания, или если судья ранее подвергался дисциплинарному взысканию. Дисциплинарное взыскание, в виде досрочного прекращения полномочий судьи, может налагаться на судью в исключительных случаях: за существенное, виновное, несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений Федерального закона «О статусе судей в Российской Федерации» и (или) кодекса судейской этики, в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела, либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Читайте также:
Служебная проверка – когда проводится, когда должна быть завершена, порядок

В литературе является дискуссионным вопрос о таком виде дисциплинарного взыскания, как досрочное прекращение полномочий. А. А. Кондрашев представляет рассматриваемый вид взыскания, как конституционно-правовой, поскольку судьи в Российской Федерации наделены особым статусом, принципы которого закреплены в основном законе государства. [12, с. 24–27] Как альтернативное решение данного противоречия он предлагает досрочное прекращение полномочий судьи выделить в отдельный вид ответственности — отрешение от должности или импичмент. По его мнению — это позволит разделить дисциплинарную ответственность и лишение полномочий судьи. Можно предположить, что введение полноценной процедуры импичмента судьи с участием законодательных органов соответствующих уровней позволит совершенствовать механизм привлечения судьи к конституционно-правовой ответственности. Принятие такой нормы повлечет за собой потребность в закреплении перечня трудовых нарушений, влекущих применение мер дисциплинарной ответственности, а также аналогичный перечень применительно к условиям реализации мер конституционно-правовой ответственности судей в Российской Федерации. [13, с. 186–187]

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В. Д. Зорькин выступая на научно-практической конференции «Великие реформы и модернизация России» предложил расширить виды дисциплинарных взысканий, разработать и внедрить критерии привлечения к дисциплинарной ответственности. Дополнить виды дисциплинарного взыскания такими, как: понижение квалификационного класса судьи, лишение премии или снижение заработной платы на какой-либо период, вынесение решения о привлечении к дисциплинарной ответственности без наложения конкретного взыскания. [14]

На торжественном собрании, посвященном 95-летию Верховного Суда Российской Федерации, Президент Российской Федерации поддержал новое предложение ввести новую меру дисциплинарной ответственности судей — понижение квалификационного класса при определении критерия, чётко отделяющего судебную ошибку от дисциплинарного проступка. [15]

На наш взгляд, представляется целесообразным введение дополнительного вида дисциплинарного взыскания, поскольку это позволит соблюсти баланс между независимостью и ответственностью судей Российской Федерации. Понижение квалификационного класса судьи так же повлечет за собой уменьшение заработной платы судьи, а, следовательно, побудит к стимулированию не совершать подобные проступки в будущем. Следует сказать, что это позволит обеспечить формирование системы мер по противодействию коррупции. Вместе с тем требуется предусмотреть процедуру восстановления квалификационного класса с учетом процедуры квалификационной аттестации судей. Также необходимо разграничение понятий судебной ошибки от дисциплинарного проступка и закрепление критериев этого разграничения. В настоящее время Верховный суд России разрабатывает законопроект, который определит, какие ошибки судей могут быть допустимыми, а какие считать дисциплинарным проступком [16, с. 36].

Помимо расширения видов дисциплинарных взысканий в Закон № 3132–1 — ФЗ включено положение о сроке давности совершения проступка. В соответствии с действующим законодательством решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении шести месяцев со дня выявления дисциплинарного проступка, за исключением периода временной нетрудоспособности судьи, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки, и по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка.

Таким образом, применение данного положения способствует соблюдению конституционного принципа независимости судей, поскольку лицо не должно находиться в ситуации возможного привлечения к ответственности за неправомерные действия в течении неопределенного срока.

Правовое регулирование дисциплинарной ответственности судей демонстрирует особый административно-правовой характер отношений статусного сообщества, возникающих после наделения лица полномочиями судьи, что и обеспечивает большую эффективность реализации этого вида дисциплинарной ответственности, чем это было бы возможно в рамках трудового законодательства.

Изложенное выше позволяет сделать вывод, что вопрос привлечения к дисциплинарной ответственности судей достаточно сложен, поскольку в нем сталкиваются такие принципы, как независимость судей и верховенство закона. В случае, если механизм привлечения к ответственности направить на путь упрощения, можно прийти к ликвидации принципа независимости судей, решение которых впоследствии чревато безнаказанным вынесением незаконных решений.

1. Кодекс судебной этики (с изм. от 08 декабря 2016 г.) // Конституционный суд Российской Федерации. URL: http://www.ksrf.ru. (дата обращения: 01.02.2018).

2. Овсянко Д. М. Государственная служба Российской Федерации: учебное пособие. — 2. изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2002. — 287 с.

3. Бахрах Д. Н. Административное право России: учебник. — 3-е изд., изм. и доп. — М.: Эксмо, 2007. — 528 с.

4. Старилов Ю. Н. Административное право: В 2 ч. Ч. 2. Книга первая: Субъекты. Органы управления. Государственная служба. — Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2001. — 624 с.

5. Трудовой кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 30 декабря 2001 г. № 197 (в ред. Федерального закона от 29 декабря 2017 г. № 461-ФЗ) // справочная правовая система «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 11.02.2018).

6. О государственной гражданской службе Российской Федерации: федеральный закон от 24 июля 2004 г. № 79 (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2017 г. № 423-ФЗ) // справочная правовая система «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 11.02.2018).

7. О статусе судей в Российской Федерации: федеральный закон от 26 июня 1992 г. № 3132–1 (в ред. Федерального закона от 28 декабря 2016 г. № 505-ФЗ) // справочная правовая система «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 11.02.2018).

8. По делу о проверке конституционности ряда положений статей 61 и 121 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и статей 21, 22 и 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Г. Н. Белюсовой, Г. И. Зиминой, Х. Б. Саркитова, С. В. Семак и А. А. Филатовой»: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2008 г. № 3-П. // Российская газета. URL: https://rg.ru/2008/03/14/ks-sudii-dok.html (дата обращения: 11.02.2018).

Читайте также:
Документы для имущественного вычета

9. Аулов В. К., Туганов Ю. Н. Дисциплинарная ответственность судей: процессуальные вопросы // Современное право. — 2012. — № 2. — С. 86.

10. О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей: Постановление Пленума Верховного Суда от 14 апреля 2016 г. № 13 // Российская газета от 07.04.2016. — № 90.

11. О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»: федеральный закон от 02 июля 2013 г. № 179-ФЗ // справочная правовая система «Консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru (дата обращения: 11.02.2018).

12. Кондрашев А. А. Конституционно-правовая ответственность судей в Российской Федерации: перспективы законодательных решений // Конституционное и муниципальное право. — 2007. — № 10. — С. 24–27.

13. Манкевич И. С. Конституционная ответственность судей в Российской Федерации: ее субъекты, основания и санкции // Молодой ученый. — 2014. — № 13. — С. 186–187.

14. Зорькин В. Д. Освободительные реформы и правовая модернизация России: Доклад на научно-практической конференции «Великие реформы и модернизация России» // Конституционный суд Российской Федерации. URL: http://www.ksrf.ru/ru/News/Speech/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=41 (дата обращения: 11.02.2018).

15. Выступление В. В. Путина на торжественном заседании, посвящённом 95-летию Верховного Суда России // Официальный сетевой ресурс Президента Российской Федерации. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/56688 (дата обращения: 11.02.2018).

16. В. В. Момотов. Конституционно-правовая ответственность судей в Российской Федерации: перспективы законодательных решенийО значении и роли Верховного Суда Российской Федерации в развитии судебной власти и права // Судья. — 2018. — № 1. — С. 36.

Основания для дисциплинарной ответственности адвоката (часть II)

Профессиональные обязанности адвоката значительно шире его обязанностей при оказании квалифицированной юридической помощи

6. Положения Закона об адвокатуре и КПЭА требуют системного толкования.

Нормы второго раздела КПЭА «Процедурные основы дисциплинарного производства» не могут содержать новых принципов и норм профессионального поведения адвоката, которые не предусмотрены в разделе 1 КПЭА.

Пунктом 2 ст. 19 установлено, что поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, должен стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета. Эта норма раздела 2 КПЭА не противоречит нормам раздела 1 КПЭА (п. 1 ст. 4; п. 4 ст. 9), хотя и является излишней для раздела, посвященного исключительно «Процедурным основам дисциплинарного производства».

Что касается фразы, содержащейся в п. 4 ст. 20 КПЭА, о том, что заявления уполномоченных лиц, основанные на действиях адвоката, не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, то тут необходимы уточнения.

Исходя из системного толкования положений Закона об адвокатуре и КПЭА, фраза о действиях адвоката, «не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей», подразумевает не обязанности адвоката по исполнению профессионального долга перед конкретным доверителем по конкретному делу, а все обязанности адвоката – как узкопрофессиональные, так и обязанности, связанные с принадлежностью к адвокатской профессии.

Вместе с тем даже отдельные судьи, не утруждающие себя системным толкованием положений Закона об адвокатуре и КПЭА, ссылаются на эту норму в ошибочном ее истолковании.

Учитывая все еще продолжающиеся споры о дисциплинарной ответственности адвоката не только за поведение вне непосредственно его профессиональной деятельности по оказанию помощи конкретным доверителям по конкретным делам, но и за нарушение обязанностей, которые налагает на адвоката принадлежность к профессии, целесообразно п. 4 ст. 20 исключить из КПЭА.

7. Ограничения прав адвоката на свободное выражение мнения.

Следовательно, свобода выражения своего мнения любым лицом, включая адвоката, в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Поскольку авторитет правосудия зависит не только от авторитета судей, но и от авторитета других профессиональных участников судопроизводства – прокуроров и адвокатов, то и в отношении их свобода выражения мнения также ограничивается.

7.2. Основные принципы, касающиеся роли юристов (принятые восьмым Конгрессом ООН в 1990 г.), являясь общепризнанными принципами международного права, устанавливают, в частности, следующее.

– Адвокаты, как и другие граждане, имеют право на свободу выражения мнения, убеждений и собраний. … Осуществляя эти права, адвокаты в своих действиях всегда руководствуются правом и признанными нормами и профессиональной этикой адвоката (п. 23).

– Адвокаты при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии, как ответственные сотрудники в области отправления правосудия (п. 12).

Признание адвокатов «ответственными сотрудниками в области отправления правосудия» подтверждает предусмотренные Конвенцией ограничения на свободу выражения мнений в отношении адвокатов, поскольку умаление их авторитета может также подорвать авторитет правосудия, как и умаление авторитета судей.

7.3. Исследователи отмечают, что высказывания лица, которое выступает в профессиональном качестве, более значимы и весомы. Такие высказывания могут причинить гораздо больше вреда интересам правосудия, чем высказывания обывателя, поскольку исходят от лиц, которые являются специалистами в своей области и пользуются большим доверием в обществе, выполняя своеобразную роль посредников между ним и судебной властью. По этой причине лица, профессионально занимающиеся, в частности, журналистикой и юриспруденцией (например, адвокаты), а также государственные служащие несут повышенную ответственность за свои высказывания в силу своего особого статуса.

ЕСПЧ отметил, что «особый статус адвокатов как посредников между обществом и судами оправдывает некоторые ограничения в их поведении и обязывает их содействовать надлежащему отправлению правосудия и поддерживать доверие к судам»[1].

Для следственных и прокурорских работников законодательством установлен запрет допускать публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности государственных органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.), если это не входит в его должностные обязанности (ст. 17 Федерального закона «О Следственном комитете Российской Федерации», ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», п. 2.1.3 Кодекса этики прокурорского работника РФ).

Кодекс судейской этики (п. 2 ст. 18 ) устанавливает, что судья должен воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также руководителей этих органов (включая суды и профессиональных участников судопроизводства. – Прим. ред.).

Свобода слова адвоката в отношении правосудия ограничивается публичными интересами обеспечения авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Таким образом, все профессиональные участники судопроизводства не могут пользоваться неограниченной свободой слова, так как их действия должны соотноситься с ценностями поддержания авторитета правосудия и доверия к судебной системе.

Читайте также:
Соглашение о неразглашении конфиденциальной информации с работником: образец

8. Основания судебного обжалования и пределы судебной проверки.

8.1. Чтобы показать соотношение общего количества дисциплинарных дел и количества обжалованных в суд решений о лишении адвокатского статуса, приведем некоторые статистические данные за 2014–2015 гг., основанные на Информационной справке о состоянии адвокатуры в 2015 г. (Вестник ФПА РФ. 2016. № 2).

Общая численность адвокатов с действующим статусом в конце 2015 г. составила 71 144 адвоката (в 2014 г. – 70 414); квалификационные комиссии всех адвокатских палат рассмотрели 4894 дисциплинарных производства в отношении адвокатов (в 2014 г. – 4738 ), т.е. дисциплинарные производства рассматривались за год в отношении 7% от всех адвокатов.

К дисциплинарной ответственности привлечены 2942 адвоката (в 2014 г. – 2798 ), или около 60% от общего количества дисциплинарных производств.

В дисциплинарном порядке прекращен статус 507 адвокатов (в 2014 г. – 320), или около 9% от всех дисциплинарных производств.

Адвокатский статус в дисциплинарном порядке прекращался по следующим основаниям:

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей при оказании конкретной юридической помощи перед конкретным доверителем – 84 адвокатам (в 2014 г. – 59), или около 18% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

– за неисполнение или ненадлежащее исполнение решений органов адвокатских палат, как правило, в подавляющем большинстве случаев, решений, связанных с невыполнением обязательных отчислений на нужды адвокатских палат или адвокатских образований, – 281 адвокату (в 2014 г. – 164), или около 53% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

– за нарушение норм профессиональной этики, в том числе не более половины за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем – 100 адвокатам (в 2014 г. – 81), или около 23% от всех, кому статус прекращен в дисциплинарном порядке;

Обжалованы в суд 74 (в 2014 г. – 75) решения советов палат о прекращении адвокатского статуса в дисциплинарном порядке, из них удовлетворены лишь 9 (в 2014 г.– 6) исков.

Если участь, что только за нарушение норм профессиональной этики статус адвоката прекращен лишь в 23% от общего количества прекращения статуса в дисциплинарном порядке, то и количество обжалованных в суд именно таких решений около 17 в год, а удовлетворенных в среднем не более двух в год.

Что касается случаев судебного обжалования решений советов палат о прекращении адвокатского статуса за поведение вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, таких случаев около 9 в год, из них удовлетворено судами в среднем в год не более одного иска.

Вместе с тем даже единичные случаи, когда суды отменяют решения советов адвокатских палат, основанные на заключениях квалификационных комиссий, о прекращении адвокатского статуса за совершение дисциплинарных проступков, особенно за проступки вне исполнения непосредственных профессиональных обязанностей перед конкретным доверителем, вызывают серьезную озабоченность и затрудняют работу органов адвокатского самоуправления по укреплению профессиональной дисциплины и самоочищению адвокатуры от лиц, нарушающих правила профессиональной этики.

8.2. Приведем девять имеющихся в нашем распоряжении примеров из судебной практики, в которых разделяется позиция адвокатского сообщества.

– Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в определении от 18 ноября 2009 г. по делу № 33-2796/09 заняла аналогичную правовую позицию.

– Вологодский городской суд в решении от 3 октября 2007 г. по делу № 2-4682/2007 занял аналогичную правовую позицию.

– Ленинский районный суд г. Ульяновска в решениях от 20 июля 2006 г. по делу № 2-2477/06, а также от 19 октября 2010 г. по делу № 2-5624/10 указывал, что «Действующее законодательство не предусматривает какую-либо последовательность применения к адвокату мер дисциплинарного воздействия. Кроме того, применение мер дисциплинарного воздействия является исключительной компетенцией Совета Адвокатской палаты. При рассмотрении вопросов привлечения к дисциплинарной ответственности необходимо руководствоваться Законом об адвокатуре и разделом 2 КПЭА, имеющим наименование “Процедурные основы дисциплинарного производства”… Нарушений вышеуказанных нормативных актов в части процедуры дисциплинарного производства… судом установлено не было».

– Кировский районный суд г. Иркутска в решении от 13 марта 2008 г. по делу № 2-561/2008 указал: «оценка соответствия меры дисциплинарной ответственности тяжести совершенного дисциплинарного правонарушения является компетенцией Совета Адвокатской палаты».

– Центральный районный суд г. Тулы в решении от 16 декабря 2008 г. указал: «в соответствии с законом только Совет адвокатской палаты наделен правом избирать меру дисциплинарной ответственности для адвоката по дисциплинарному делу».

– Кировский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан в решении от 10 июля 2012 г. указал: «применение конкретных мер дисциплинарной ответственности является исключительной прерогативой Адвокатской палаты, суд не вправе входить в обсуждение данного вопроса, в данном случае суд ограничивается проверкой процедуры рассмотрения дисциплинарного производства в отношении адвоката».

Практика весьма показательна и полностью соответствует норме КПЭА: «Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета» (п. 4 ст. 18 ).

Однако следует признать, что приведенная практика не абсолютна.

Иногда суды оценивают не только соответствие процедуры дисциплинарного производства нормам раздела 2 КПЭА, но и ревизуют установленные в ходе дисциплинарного производства основание и предмет дисциплинарного проступка.

8.3. Показателен пример Германии, где дисциплинарные дела в отношении адвокатов рассматривают суды чести, которые состоят из председателя суда и нескольких членов, назначаемых министерством юстиции земли после консультации с территориальной коллегией адвокатов. Второй инстанцией по отношению к судам чести является специальная судебная палата при высшем суде каждой земли, которая состоит из профессиональных судей и адвокатов. В качестве надзорной инстанции выступает Сенат по делам адвокатов при Федеральном верховном суде. Сенат состоит из председателя Федерального верховного суда, трех членов этого суда и трех адвокатов, участвующих в рассмотрении дел в качестве заседателей.

8.4. В России квалификационные комиссии, которые в соответствии с Законом об адвокатуре рассматривают жалобы на адвокатов, формируется в количестве 13 человек. В состав этих комиссий входят: от суда субъекта РФ – один судья; от арбитражного суда субъекта РФ – один судья; от территориального органа юстиции и от законодательного органа субъекта РФ – по два представителя; от адвокатской палаты – семь адвокатов (п. 1 и 2 ст. 33).

Читайте также:
Кто должен проходить диспансеризацию

Такой состав высококвалифицированных специалистов способен всесторонне оценить основание и предмет жалобы, а также наличие или отсутствие дисциплинарного проступка в поведении адвоката.

Совет адвокатской палаты рассматривает жалобы на адвокатов с учетом заключения квалификационной комиссии (подп. 9 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре). При разбирательстве по дисциплинарному производству Совет палаты не вправе пересматривать выводы квалификационной комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы и заключения комиссии (п. 4.ст. 24 КПЭА).

Именно поэтому в КПЭА указано, что «Применение к адвокату мер дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета» (п. 4 ст. 18 ).

После такого тщательного коллегиального дисциплинарного производства высококвалифицированными специалистами вряд ли целесообразно судью районного суда наделять полномочиями единолично пересматривать решения Совета палаты о лишении адвокатского статуса.

8.5. В России судья, в отношении которого решением квалификационной коллегии судей наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения его полномочий, как и адвокат, может обжаловать такое решение в судебном порядке.

Судья обжалует досрочное прекращение его полномочий в судебном порядке в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда РФ (п. 7 ст. 12.1 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации»; п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 2016 г. № 13 «О судебной практике применения законодательства, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности судей»).

Судьбу лица, судейские полномочия которого прекращены, рассматривает Дисциплинарная коллегия Верховного Суда РФ, действующая в составе заместителя председателя Верховного Суда РФ и шести членов коллегии из числа судей Верховного Суда РФ, избираемых Пленумом Верховного Суда тайным голосованием сроком на три года (Положение о дисциплинарной коллегии Верховного Суда РФ, утв. постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 7 августа 2014 г. № 5 с изм. на 24 марта 2016 г.).

Судьбу адвоката, который за дисциплинарный проступок лишен адвокатского статуса, по его жалобе рассматривает единолично судья районного суда.

Безусловно, судья важнее адвоката, судья вершит правосудие. Но и адвокат является «ответственным сотрудником в области отправления правосудия», и решение о лишение его адвокатского статуса, принятое Советом палаты на основании заключении Квалификационной комиссии, включающей арбитра и судью суда субъекта РФ, нецелесообразно возлагать на единоличного судью районного суда.

Во всяком случае, до того времени, когда этот вопрос найдет приемлемое для адвокатуры разрешение, по нашему мнению, судам следовало бы ограничиться проверкой соблюдения процедуры дисциплинарного производства, как это делали суды разных уровней и разных регионов в приведенных выше примерах.

Кроме того, представляется целесообразным предложить очередному Всероссийскому съезду адвокатов дополнить п. 2 ст. 25 КПЭА фразой: «по основаниям, связанным с нарушением процедурных основ дисциплинарного производства, установленных вторым разделом настоящего кодекса», и изложить этот пункт в следующей редакции:

«Решение совета адвокатской палаты по дисциплинарному производству может быть обжаловано адвокатом, привлеченным к дисциплинарной ответственности, по основаниям, связанным с нарушением процедурных основ дисциплинарного производства, установленных вторым разделом настоящего кодекса, в месячный срок со дня, когда ему стало известно или он должен был узнать о состоявшемся решении».

Дисциплинарная ответственность судей РФ

Как в романе Достоевского, так и в жизни за каждое преступление человека ожидает наказание. Моральное, материальное, административное, уголовное — неважно. Важно, что это правило соблюдается несмотря на статус человека. То же касается и судей.

Как мы ранее писали, статус судьи накладывает на служителя (или служительницу) Фемиды ряд определённых ограничений, за нарушение которых предусмотрено несение дисциплинарной ответственности. Конечно, степень суровости наказания варьируется в зависимости от совершённого преступления, а в случае с судьями — совершённым проступком.

Виды дисциплинарного взыскания для судей

Всего Федеральным Законом «О статусе судей в Российской Федерации» предусмотрено четыре вида дисциплинарных взысканий:

3. Понижение в квалификационном классе;

4. Досрочное прекращение полномочий судьи.

Что учитывается?

Согласно Закону, при выборе меры дисциплинарного взыскания учитываются следующие факторы:

характер дисциплинарного проступка;

обстоятельства и последствия его совершения;

совершившего дисциплинарный проступок;

степень нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций.

Виды наказаний судей и их применение на практике

Конечно, судья, зная о гарантиях, сохраняющихся за ним после его отставки, всеми силами постарается не попадать в ситуации, которые в дальнейшем не позволят выйти ему в почетную отставку и сохранить принадлежность к судейскому обществу. Во всяком случае, хотелось бы в это верить.

Однако реальность такова, что следящие за обстановкой в судейском обществе граждане всё чаще сталкиваются с фактами приставления провинившихся судей к дисциплинарному наказанию. Что действительно страшно, так это то, что случаев досрочного прекращения полномочий судьи становится всё больше, что сказывается на уровне доверия граждан к судебной системе не самым лучшим образом.

Замечание и предупреждение как дисциплинарное наказание

Чаще всего в качестве наказания применяется замечание. Данный вид дисциплинарного взыскания выбирается в случае, когда совершённый проступок настолько малозначителен, что можно обойтись устным порицанием.

Так, например, судья Сергей Стоянов получил замечание за то, что копия определения о передаче дела по подсудности, которая попала в материалы дела по чистой случайности, отличалась от оригинала, имеющегося в деле.

Предупреждение налагается в том случае, если ККС посчитает замечание слишком мягкой мерой.

Также ККС ограничится предупреждением, если судья ранее уже подвергался дисциплинарному взысканию.

В июле 2019г. областная ККС наложила на судью Вуймину взыскание в виде предупреждения за рассмотрение дела с участием администрации Твери. Оказалось, что там работает жена брата ее мужа. ККС указала, что судья не известила об этом стороны, не заявила самоотвод.

Понижение судьи в квалификационном классе

Дисциплинарное взыскание в виде понижения в квалификационном классе может налагаться на судью за существенное нарушение положений настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, если судья ранее подвергался дисциплинарному взысканию.

Квалифколлегия судей Приморского края понизила в квалификационном классе судью Советского райсуда г.Владивостока Рону Сопчук за букет прокурору.

В перерыве судья Сопчук, не участвовавшая в рассмотрении, пришла в зал и попыталась передать Бочкареву букет тюльпанов. Она заявила, что хочет поздравить прокурора с Международным женским днем. К представителю Генпрокуратуры ее не пустили, и служительница Фемиды покинула зал.

Досрочное прекращение полномочий судьи

Досрочное прекращение полномочий — самое тяжёлое дисциплинарное взыскание, налагаемое на судей. Как мы уже говорили, в последнее время такое наказание встречается всё чаще. Данный вид взысканий налагается за существенное нарушение прав человека, процессуального законодательства, материального права, а также за деяние, несовместимое с высоким званием судьи или порочащее его.

Читайте также:
Сокращенная рабочая неделя для педагогических работников

Так, например, Квалифколлегия судей Татарстана лишила статуса мирового судью участка №1 Кировского района г.Казани Эльмиру Зиганшину. За «вознаграждение» она пообещала «нужное» решение ВС республики. Безусловно, такой проступок обязательно должен быть наказуем.

К сожалению, существует масса примеров применения дисциплинарного взыскания для судей. Возможно, эти примеры, стоящие перед глазами всего судейского сообщества, заставят его участников несколько раз подумать над собственными действиями. Гражданам же лишь остаётся надеяться на совесть, профессионализм и неподкупность судей.

Дисциплинарная ответственность судей в Российской Федерации

Люкина О.В., соискатель Пятигорского государственного технологического университета.

В процессе анализа научной и практической литературы автор полагает, что механизм привлечения судей к дисциплинарной ответственности еще недостаточно разработан, а имеющиеся теоретические положения не всегда находят свое практическое воплощение и поэтому требуются более глубокие исследования по данному вопросу.

Анализ хода реализации концептуальных положений судебной реформы в современной России показывает, что за последние годы были приняты эффективные меры по утверждению судебной власти как самостоятельной и независимой ветви государственной власти, реализующей свои полномочия в интересах защиты прав и свобод человека и гражданина, конституционного строя, единого экономического и правового пространства Российской Федерации. Немало было сделано для утверждения гарантий независимости судей, подчинения их только закону, закрепления принципа их несменяемости.

По нашему мнению, стоит сказать и о реформировании в сфере порядка привлечения судей к ответственности. В настоящее время нет четкой регламентации относительно привлечения к ответственности. Проблема состоит именно в дисциплинарной ответственности судей, которая является одной из самых малоисследованных в науке. В России дисциплинарная ответственность судей регулируется ст. 12.1 Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации” . Порядок привлечения к такой ответственности судей Конституционного Суда РФ предусмотрен в ФКЗ “О Конституционном Суде РФ” .

Закон РФ от 26 июня 1992 N 3132-1 “О статусе судей в РФ” // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 30. Ст. 1792.
ФКЗ от 21 июля 1994 N 1-ФКЗ “О Конституционном Суде РФ” // Собрание законодательства РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

К основаниям дисциплинарной ответственности можно отнести: неисполнение или ненадлежащее исполнение должностных обязанностей; занятие деятельностью, подпадающей под ограничение и запреты, связанные с замещаемой должностью; непреступное деяние, которое по своему характеру несовместимо с занимаемой должностью .

См.: Адушкин Ю., Жидков В. Дисциплинарная и административная ответственность судей: за и против // Российская юстиция. 2001. N 11. С. 24 – 26.

Так, процедура привлечения к дисциплинарной ответственности судей укладывается в общую схему дисциплинарного производства: возбуждение дела о проступке; дополнительная проверка (дисциплинарное расследование); рассмотрение дела; пересмотр решения по делу; исполнение решения.

Следует сказать, что дисциплинарная ответственность судей закреплена и в международных актах. Например, в Европейской хартии о статусе судей отмечается, что она содержит положения, которые могут наилучшим образом гарантировать достижение целей деятельности судей. В п. 5.1 Хартии предусматривается дисциплинарная ответственность судей. При этом она ссылается на принцип законности дисциплинарных взысканий, констатируя, что поводом для взыскания может стать только невыполнение судьей каких-либо должностных обязанностей, непосредственно определенных статусом .

См.: Европейская хартия о статусе судей // Российская юстиция. 1999. N 7. С. 2 – 4.

В других странах, например в США, по сравнению с РФ к судьям применяются различные меры дисциплинарной ответственности: импичмент, меры, предусмотренные Актом о судебном поведении и нетрудоспособности, одобренным Конгрессом в 1986 г., а также внутрисистемные меры, применяемые органами судейского сообщества в США, и т.д. .

См.: Ведерникова О. Предупреждение коррупционного и иного противоправного поведения: Опыт судей России и США // Бизнес, менеджмент и право. 2003. N 4. С. 54 – 55.

В настоящее время у судей существует определенный Кодекс судейской этики, где в главе 4 ст. 11 Кодекса предусмотрена дисциплинарная ответственность за совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм Закона РФ “О статусе судей в Российской Федерации” и положений настоящего Кодекса) на судью, за исключением судьи Конституционного Суда РФ, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи. При решении вопроса о мере дисциплинарной ответственности судьи учитываются все обстоятельства совершенного проступка, ущерб, причиненный авторитету судебной власти и званию судьи, личность судьи и его отношение к совершенному проступку.

В данном Кодексе не определены давностные сроки привлечения к ответственности, не урегулированы содержание процедур дополнительной проверки и другие материальные и процессуальные правила ответственности судей, регулируемые квалификационными коллегиями.

Дисциплинарная ответственность должна стать полноценной компенсацией серьезных исключений из общего конституционного принципа равенства всех перед законом, связанных с предоставлением судьям гарантий независимости и неприкосновенности, наиболее жесткой из всех существующих ее видов, эффективно обеспечивающей моральное право судьи судить и воспитывать других. Особый должностной статус судьи требует и особых исключений из общих правил дисциплинарной ответственности, которой не охватывается обычно внеслужебное поведение. Ведь факты прекращения полномочий судей и привлечения их к дисциплинарной ответственности в большей мере наглядно-негативно характеризуют судейский корпус .

См.: Старилов Ю.Н. Судебная власть как “ум, честь и совесть” государственной власти: О некоторых достижениях, проблемах и неудачах современного этапа реформы судебной власти // Юридические записки. Воронеж, 2004. Вып. 17. С. 206 – 247.

Так, нормы о дисциплинарной ответственности судей не должны быть разбросаны по различным актам РФ. По нашему мнению, нормы о дисциплинарной ответственности необходимо заключить в специальном законе об ответственности судей либо в Кодексе судейской этики.

Как уже говорилось выше, не определены точный порядок и процедура привлечения к дисциплинарной ответственности судей. Субъектами, полномочными поставить перед квалификационной коллегией вопрос о дисциплинарной ответственности судей, являются Председатели Высшего Арбитражного Суда РФ или Верховного Суда РФ и председатель того суда, где работает судья-нарушитель. Это следует из главы 3 Закона РФ “Об органах судейского сообщества в РФ”. В Законе не говорится, в каком виде, в какие сроки надо это делать. Значит, необходимо использовать по аналогии трудового законодательства создание иного нормативного акта, где подобная процедура была бы прописана.

В настоящее время вопросы дисциплинарной ответственности судьи в полном объеме не вписываются ни в сферу гражданского, ни в сферу административного судопроизводства. По мнению П.Н. Шабанова, юридическая практика уже вплотную подошла к вопросу о конституировании дисциплинарного судопроизводства. Начинать надо с принятия основ дисциплинарного законодательства РФ, потом внести изменения в Конституцию РФ .

Читайте также:
Служба охраны труда в организации: что это, основные задачи

См.: Шабанов П.Н. Дисциплинарная ответственность судей: актуальные проблемы и пути их решения // Правовой порядок в РФ. Формирование, виды, эффективность. Выпуск 13. Воронеж, 2009. С. 375 – 376.

Установление дисциплинарного судопроизводства нужно не только ввиду особенного статуса судьи, но и в силу того, что отсутствует четкий механизм его привлечения к ответственности. Также не прописаны нормы возбуждения дисциплинарного производства, не существует обязанности ознакомить привлекаемого к ответственности судью с доказательствами его вины, нет понятия окончания дисциплинарного производства и др. .

См.: Панкратов В. От дисциплинарной ответственности – к дисциплинарному судопроизводству // Российская юстиция. 2004. N 3. С. 55.

Так, В.Ф. Яковлев предложил создать дисциплинарный суд, который смог бы разбирать факты явного нарушения процессуального законодательства, равно как и случаи обоснованного или необоснованного прекращения судейских полномочий .

См.: Российская газета. 2006. 10 марта.

Мы считаем, что обозначенное предложение может существовать и может выступать определенным проявлением судебно-правового прогресса, так как давно назрела данная проблема.

Важным аспектом развития судебной системы Президент РФ Д.А. Медведев назвал совершенствование процедуры отбора судей, одновременно повышения их независимости. Как сказал Президент РФ, “надо повышать ответственность судей, наказывать за нарушение судебной этики, тем более за любые отступления от принципов справедливости и беспристрастности в отправлении правосудия” .

Российская газета. 2008. 21 марта.

Необходимо отметить, что немаловажную роль в повышении профессионального уровня судейского корпуса играет и Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев. Под его руководством подготовлен проект ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “О статусе судей в РФ”. В данном Законе предлагается установить, что человек, впервые назначенный на должность федерального судьи, проходит профессиональную подготовку, которая будет состоять из двух этапов. Первый этап: обучение в Российской академии правосудия – до 6 месяцев. Второй этап: практическая стажировка в суде по месту будущей работы судьи и вышестоящих судах – 6 месяцев .

Российская газета. 2008. 14 августа.

На наш взгляд, подобные изменение и дополнение в Закон “О статусе судей в РФ” могут выступать элементом судебно-правового прогресса, ибо такие явления дают новый импульс в развитии всей судебной системы.

В настоящий момент Д.А. Медведев продолжает реформировать судебную систему. Президент РФ выступает с предложением принять такой закон, как “О возмещении государством вреда, полученного вследствие нарушения разумных сроков рассмотрения дел и неисполнением вступивших в силу судебных решений”. За ненадлежащее исполнение служебных обязанностей предлагается взыскивать с судей в судебном же порядке. В судейском сообществе нет на данный счет единого мнения.

Ведь именно жалобы на процессуальные затяжки, несоблюдение сроков рассмотрения дел, неисполнение судебных актов сейчас занимают очень большую долю в количестве обращений наших граждан в Европейский суд по правам человека. Многим гражданам, юридическим лицам и другим субъектам, обращающимся в суд, приходится там находиться часами, чтобы защитить свои нарушенные права, свободы. Иногда процессы откладываются на долгое время из-за огромного количества дел у судей, из-за их сложности. Но данные обстоятельства не должны затрагивать интересы граждан, юридических лиц, что ведет к подрыву авторитета самого суда.

Реформа судебной системы может в полной мере осуществиться, если будет опираться не только на организационные новации и совершенствование законодательства. Важной ее опорой могли бы стать информационная открытость правосудия, приобщенность к нему представителей гражданского общества .

Российская газета. 2008. 25 июля.

По мнению В. Лебедева, такой закон поможет снизить поток обращений в международные суды, поскольку все судебные тяжбы должны справедливо и быстро решаться на внутринациональном уровне .

Российская газета. 2008. 11 апреля.

Только возникает вопрос: в какой форме будет компенсация: в виде денежного выражения или иной формы компенсации?

Бывают случаи, когда денежные компенсации не всегда играют для потерпевшего значимую роль. Иногда будет достаточно просто извиниться. Все зависит от ситуации.

В частности, судебная практика показывает, что зачастую сумма компенсации морального вреда выступает символичной (от 500 до 1000 рублей). Принесение извинения потерпевшему является в данном случае наилучшим средством морального удовлетворения. Такое извинение может быть принесено как лично потерпевшему, так и публично в присутствии третьих лиц или в СМИ, в том числе в Интернете. Может быть и другая форма выражения возмещения государством вреда, например оказать услугу или передать какую-то вещь.

Российская газета. 2008. 29 июля.

Хотя существует и другая сторона медали. Данный закон “О возмещении государством вреда, полученного вследствие нарушения разумных сроков рассмотрения дел и неисполнения вступивших в силу судебных решений” создаст лишь видимость решения проблемы, связанной с судебной волокитой. Ведь срок нарушает конкретный судья, а платить будет государство, т.е. получается, за счет средств граждан-налогоплательщиков. Предлагается ввести процедуру персональной и публичной ответственности судьи за явное нарушение сроков судебного процесса. Необходимо ввести балльную систему учета этих нарушений и последующей оценки судьи на профессиональную пригодность. Эту систему должен применять орган, независимый от судебной власти . По нашему мнению, данным органом могут быть Аппарат Президента РФ, Государственная Дума, Совет Федерации Федерального Собрания РФ.

Российская газета. 2008. 3 июня.

Следовательно, в данном случае необходимо урегулировать более точно понятие “моральный вред” для потерпевшей стороны, процедуру выплат таких возмещений за нарушение разумных сроков рассмотрения дел и неисполнение вступивших в силу судебных актов. Подобные выплаты могут быть по усмотрению суда или самого потерпевшего в зависимости от степени причиненного вреда.

Подводя итоги, отметим, что механизм привлечения судей к дисциплинарной ответственности еще недостаточно разработан, а имеющиеся теоретические положения не всегда находят свое практическое воплощение. Но в то же время анализ некоторых результатов судебной реформы позволяет говорить о том, что вопросы, связанные с ответственностью судей, в том числе и дисциплинарной, в последнее время становятся все более актуальными.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: