Домогательства (харрасмент) на работе – что это такое

Научиться извиняться и не заводить служебные романы. Как вести себя в офисе в эпоху «новой этики»

Что такое харассмент на работе

Харассмент в широком смысле — это ситуация, когда один человек намеренно делает некомфортно другому. Харассмент или домогательства на рабочем месте не ограничиваются сексуальным преследованием, как принято считать, а включают в себя также дискриминацию по гендерному, расовому, религиозному принципу, по ориентации, возрасту и даже состоянию здоровья. Это могут быть слова или сообщения, насмешки или слухи за спиной, жесты или действия, направленные на то, чтобы вывести из себя, унизить, оскорбить, запугать другого, либо создать враждебную или оскорбительную рабочую среду.

В продвинутых в этом смысле странах представления о дискриминации приобретают все более конкретные формы. Например, суд во Флориде постановил, что шутки в адрес полных сотрудников, связанные с их весом и внешностью, нарушают права американцев с ограниченными возможностями. В 35 штатах Америки действуют законы, запрещающие дискриминацию работников, у которых в прошлом есть опыт арестов и обвинительных приговоров, не говоря уже дискриминации по сексуальной ориентации, семейному положению и цвету кожи сотрудников.

Почему дискриминации чаще подвергаются женщины

В последние годы отношение к харассменту вообще и дискриминации на рабочем месте в частности сильно изменилось. Связано это прежде всего с женским протестным движением #metoo, начавшимся в США в 2017 году. Тысячи женщин решились рассказать о сексуальных преследованиях, в том числе на работе. С тех пор количество домогательств — по крайней мере в Америке — сильно сократилось. Согласно данным Harvard Business Review, за два года процент женщин, заявляющих о нежелательном сексуальном внимании, снизился с 66% до 25%. Зато вырос уровень враждебности по отношению к женщинам — с 76% в 2016 году до 92% в 2018 году.

Страдать от дискриминации в офисе могут и мужчины, особенно сейчас, когда женщины все чаще занимают руководящие должности. Тем не менее сегодня статистически дискриминации на работе чаще подвергаются женщины. «Насильственное поведение, которое ориентировано на применение власти, может исходить как от мужчин, так и от женщин. Но поскольку у мужчин чаще есть эта власть, и соответственно больше женщин находятся в зависимом положении, диспропорция исторически очевидная», — говорит юрист, директор центра по работе с проблемой домашнего насилия «Насилию.нет» Анна Ривина.

Как обстоят дела в России

По словам заместителя директора департамента рекрутмента кадровой компании UNITY Ольги Исаевой, в России в большинстве случаев вопросы харассмента все еще не регулируются регламентами и остаются ответственностью исключительно самого человека, в то время как в американских компаниях сотрудников учат, как себя вести в случаях, если они стали и жертвой, и свидетелем харассмента. «По крайней мере эти темы стало обсуждать легче, чем еще 10 лет назад, когда компании меньше задавались подобными вопросами. Сейчас многие уделяют внимание развитию корпоративной культуры. Компании понимают, что для хорошего сотрудника, для профессионала имеет значение, насколько работодателю важна этика», — говорит Исаева.

При этом эксперты сервиса по поиску высокооплачиваемой работы SuperJob считают, что оснований называть харассмент глобальной бедой общероссийского масштаба нет. Согласно их исследованию, с дискриминацией в разной форме лично сталкивались только 5% представителей экономически активного населения (причем в 2011 году их было 12%), а корпоративные нормы, связанные с харассментом, действуют лишь в 7% компаний. Среди них не только организации, где имели место подобные прецеденты, но и компании, где наличие таких норм обусловлено политикой вышестоящей организации, например, крупной мировой корпорации. «Кроме того, нужно понимать, что у нас достаточно большое количество сфер деятельности даже чисто «технически» не может быть затронуто этим явлением: почти на 100% мужские или женские коллективы до сих пор встречаются, например, в сфере дошкольного воспитания, финансов, строительства, промышленности, транспорта», — говорит директор исследовательского центра SuperJob Наталья Голованова.

Но отсутствие жалоб на харассмент может быть связано не с высоким уровнем корпоративной этики в российских компаниях, а напротив, говорить о том, насколько глубоко проблема въелась в офисную культуру.

От культуры чести к культуре достоинства

Новая этика связана с переходом от культуры чести к культуре достоинства, говорит преподаватель Института групповой и системной психологии и психотерапии Мария Травкина.

Культура чести подразумевает жесткую иерархию и защиту своего места в ней. В отношениях между полами это выражается в том, что мужчина главный, он охотится, а женщина — добыча.

«Когда женщина работает в компании, которая эту культуру производит на внутреннем уровне, разумеется, она получит харассмент и много неприятных штук, и не только она. Любой ниже подчиненный мужчина будет на себе переживать разный харассмент, необязательно сексуальный. Если вышестоящий не будет показывать своего статуса, своей маскулинности, то его в этой парадигме не поймут», — говорит Травкина.

Культура достоинства подразумевает равенство и уважение каждого. Это мир, в котором студент или студентка могут возразить статусному профессору, а молодому сотруднику необязательно дослужиться, прежде чем начать высказывать свое мнение. На уровне корпораций это проявляется в переходе от организаций семейного типа, где есть босс, его замы и дальше по цепочке, к бирюзовым организациям. Так называют «компании будущего», в которых отсутствует вертикаль власти, вместо менеджеров — коучи, вместо рабочего графика — самоорганизация, а для достижения общей цели важен каждый сотрудник.

В России, по словам Травкиной, этот переход дается особенно трудно из-за культурных и географических особенностей. У нас есть регионы, которые до сих пор живут в культуре чести, где в силу репутации, договоренностей и личных связей верят больше, чем в силу закона. Но есть и регионы, чаще большие города, которые стремятся к культуре достоинства, и здесь новая корпоративная этика приживается вполне успешно. Травкина объясняет: «Если взять банальную ситуацию, когда кто-нибудь кого-нибудь хлопнул по интимному месту, в культуре чести, особенно если это случилось по отношению к женщине, она обязана посчитать себя польщенной. В противном случае ей обязательно много раз скажут, что она не права. В культуре достоинства все будут возмущены вместе с ней, потому что все равны, а таким жестом кто-то показывает свое превосходство».

Чего не стоит делать в офисе

Новая корпоративная этика предполагает, что:

  • человека недопустимо трогать без его разрешения;
  • нельзя вторгаться в его личное пространство, будь то кабинет, куда начальник раньше мог позволить зайти без стука, или попытки разузнать подробности личной жизни;
  • нельзя переходить на личности, например, давая обратную связь о качестве выполненной задачи, переключаться на оценку внешности или поведения сотрудника;
  • организации должно быть все равно, какой ориентации сотрудник, с кем он живет, сколько у него детей и, если речь идет о женщине, когда она собирается уходить в декрет, потому что это может быть расценено как репродуктивное насилие и давление;
  • не стоит подчеркивать пол сотрудника: если женщина пришла работать переводчиком, не нужно комментировать размер ее груди;
  • обращаясь к сотруднику, лучше избегать уменьшительно-ласкательных суффиксов;
  • а также не использовать сленговую, обсценную лексику и жаргонизмы и в целом оставаться в рамках бизнес-задач, чтобы не оскорблять другого и не компрометировать себя.

Как бороться с харассментом — топ-менеджерам и сотрудникам

Чтобы не допустить харассмента по отношению к коллеге или подчиненному, Марина Травкина предлагает любое действие экстраполировать во что-то большее, мысленно довести до логического завершения, тогда во фразе «Машенька, документик не видела?» проявляется грань между простой доброжелательностью и домогательством.

Каждому сотруднику, считает Травкина, будь то топ-менеджер или сторожил, нужно поверить, что все люди в компании равны: «Может быть, эта самая «Машенька» действительно моложе всех, может, она начинающий работник и меньше знает, но она такой же человек, как вы, и по отношению к ней не нужно делать ничего такого, чего бы вы не хотели, чтобы сделали по отношению к вам».

Читайте также:
Вкладыш в трудовую книжку - как оформить, кто должен покупать

Людям консервативным, которым сейчас нужно перестраиваться, Марина советует просто научиться извиняться. «В случае, когда тебе предъявляют претензии, культура чести предполагает, что ты должен этого человека задавить. То есть мощная самооборона раскатывает того, кто обиделся. В культуре достоинства достаточно просто признать свою ошибку и извиниться».

Кроме того, Марина считает, что современная корпоративная этика полностью исключает служебные романы. В некоторых американских компаниях запрещены любые отношения между сотрудниками, в других вето наложено только на отношения руководителя с сотрудником, а коллеги могут встречаться, но обязательно должны сообщать о своем статусе пары HR-отделу. В России противники романов на работе все еще могут услышать упрек: «Вы хотите запретить любовь, прекрасное высокое чувство». При этом исследования показывают, что служебные отношения вредят рабочему процессу.

«Когда речь идет о двух клерках — это одна ситуация, но когда встречаются начальник и подчиненный, если что-то пойдет не так, одному придется потерять либо работу, либо репутацию, либо возможность обратиться за помощью. То есть всегда кто-то страдает», — говорит Травкина.

Отдельно стоит упомянуть различные гендерные поздравления, особенно на 8 марта — «Вы — украшение коллектива, желаем, чтобы вы всегда радовали наш глаз», — у все большего числа женщин они вызывают в лучшем случае насмешку.

«Если вы хотите сказать женщинам, что они украшение коллектива, пусть это будет не первым и не единственным качеством, — объясняет Травкина. — Потому что это профессионалы, которые работают, вероятно, у них есть достижения, и начать стоит с того, что они действительно делают для компании. То есть перестать видеть в женщине украшение, перестать видеть в молодом сотруднике любого пола кого-то, кто должен еще что-то совершить, прежде чем рот открывать. Посмотреть на них с интересом и любопытством».

Жизнь Харассмент:
Как его распознать
и что делать потом

Домогательства на работе и в школе — серьёзная проблема

  • 30 января 2017
  • 131457
  • 4

Текст: Александра Баженова-Сорокина

Сексуальные домогательства на работе и во время учёбы — тема, которую принято замалчивать. Важный момент подобных сюжетов — в том, что субъект и адресат такого сексуального поведения часто состоят в иерархических отношениях. То есть жертвы сильно рискуют, предавая детали происходящего огласке. Дети боятся учителей, взрослые люди любого пола — начальников, женщины — общественного осуждения, а мужчины — высмеивания.

На прошлой неделе «Медуза» опубликовала расследование Даниила Туровского, в котором школьницы рассказывают о сексуальных домогательствах со стороны директора московской «Лиги школ» и его заместителя. Многие отреагировали на текст скептически — почти так же, как на прошлогоднюю историю с московской 57-й школой: кто-то не верил жертвам, другие говорили, что отношения с учителем не могут травмировать 16-летних учениц, влюблённых в учителя. На деле систематические нарушения личных границ человека, описываемые словом «харассмент», — это серьёзное вмешательство в жизнь жертвы. Мы решили разобраться в том, что такое харассмент и как действовать, если с ним столкнулись вы или ваши близкие.

Что такое харассмент?

Понятием «харассмент» обозначают самые разные виды психологического притеснения. Английское слово «harassment» описывает широкий спектр ситуаций: слова, жесты, действия, которые могут обидеть или унизить другого человека, поведение, систематически нарушающее границы других людей, психологическое давление.

В русском языке под словом «харассмент» обычно подразумеваются только приставания или сексуальные домогательства. Но и здесь речь может идти о самом разном поведении — от шуток и сексуальных намёков, шлепков и прикосновений до угроз и шантажа. ООН называет сексуальным харассментом приставания, сексуальные намёки и жесты и другие действия, которые могут оскорбить или унизить другого человека. Часто говорят о сексуальных домогательствах на работе: сотруднику могут предлагать вакансию в обмен на секс или навязывают более близкие отношения, чем предполагает рабочая ситуация. То же самое может произойти и в любых других отношениях, где есть определённая иерархия или один человек зависит от другого: например, между учителем и учеником или врачом и пациентом. Здесь отказ от общения или открытый конфликт всегда потенциально несёт проблемы для жертвы харассмента.

Уровень сексуальной агрессии и требования харассера могут быть очень разными. Его жертвой может стать кто угодно, вне зависимости от пола и возраста. Последствия харассмента могут быть весьма тяжёлыми — и для психологического состояния жертвы, и для условий её жизни.

Откуда он берётся?

Как и способы воздействия на жертву, цели харассмента разнятся. Часто харассер пытается добиться секса или романтических отношений с жертвой, но это далеко не всегда так. Часть агрессор просто наслаждается тем, что может спокойно нарушать чужие границы и полностью контролирует ситуацию. Харассмент даёт агрессору ощущение власти над другим человеком, чувство собственного превосходства и безнаказанности — особенно учитывая, как трудно бывает жертве доказать факт харассмента. Домогательства возможны не только в отношениях, где есть определённая иерархия, — они часто происходят, когда один человек стремится установить над другим контроль. Как показывает реакция на случаи харассмента в школах и университетах, в обществе до сих пор нет консенсуса по этому вопросу, и даже преподавательский харассмент многие считают чем-то обыденным.

Есть ли правовая защита
от харассмента?

В европейской и американской юридической практике наказания за сексуальные домогательства распространены гораздо шире, чем в России. «Первое дело по харассменту было рассмотрено в США в 1975 году, и с тех пор они передаются в суд всё чаще и чаще, — отмечает практикующий юрист в сфере гражданского права Кристина Лапшина. — В США для предотвращения харассмента выработана целая система формальных действий: необходимо направить уведомление обидчику о недопустимости его действий, после чего собирается либо трудовая, либо школьная комиссия, по итогам которой применяются дисциплинарные меры. Возможно и уголовное преследование. Кроме этого, в школах часто используются кодексы ученика и руководства для различных ситуаций, в том числе при буллинге и харасcменте». Учебные заведения могут прямо запрещать отношения между учениками и преподавателями.

Громкие случаи сексуальных домогательств в России нередко заканчиваются увольнениями виновного — как, например, произошло с преподавателем Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. С юридической точки зрения в России борьба с домогательствами осложняется тем, что в российском законодательстве само понятие харассмента не прописано. Но есть некоторые статьи УК, на которые можно опираться при предъявлении иска. «В Уголовном кодексе РСФСР от 1993 года была статья 118, которая предусматривала ответственность за принуждение женщины к половой связи лицом, от которого женщина была зависима — материально или по службе. В настоящий момент такой ответственности не существует, — рассказывает Кристина Лапшина. — Есть статья 133 УК РФ, которая предусматривает ответственность за понуждение к половому сношению (в том числе и гомосексуальным контактам) или иным действиям сексуального характера с помощью шантажа, угроз или повреждения имущества или используя материальную или иную зависимость жертвы. В том числе это возможно и в отношении несовершеннолетнего. К сожалению, первая часть этой статьи относится к преступлениям небольшой тяжести. А в отношении несовершеннолетних — к преступлениям средней тяжести. На мой взгляд, это недопустимая поблажка для преступников». Юрист советует обращаться в полицию, чтобы совместно с оперуполномоченными составить план действий, который поможет пресечь харассмент. Для этого, правда, нужно доверять сотрудникам полиции.

Что делать, если вы оказались
в ситуации харассмента?

Самое сложное в ситуации харассмента — поверить своим ощущениям и не отмахиваться от них как от чего-то незначительного (в российской культуре до сих пор принято расценивать навязчивое внимание как комплимент). Если вы чувствуете, что ваши границы систематически нарушаются, значит, речь идёт именно о харассменте. Нужно понимать две вещи: агрессор не всесилен, а вы не виноваты в происходящем. Длина юбки, ваша внешность, поведение и прочие факторы не являются оправданием для харассмента — как и в случае с другими видами насилия, вина здесь лежит только на агрессоре.

Читайте также:
Положение о нематериальной мотивации: образец

Есть несколько обычных действий, которые могут помочь остановить домогательства. Один из самых частых советов — записывать все проявления харассмента (дату, время, место, событие, свидетелей): так будет проще предъявить обвинения и обратиться за помощью. Не менее важно выработать тактику поведения с харассером. Если вам неприятно поведение человека — постоянные прикосновения, навязчивое внимание или настойчивые предложения выпить кофе, — стоит это озвучить. Открытый конфликт — это всегда тяжело, но в этом случае вы просто обозначаете собственные границы. Возможно, человек не чувствовал, что делает что-то, что вам неприятно — а объяснение поможет ему осознать свою ошибку и быть внимательнее. Если же это не подействовало, и перед вами действительно харассер, важно не сдавать свои позиции и не терпеть то, что вам неприятно.

Не менее важно запастись поддержкой близких: смысл харассмента часто не в будущем сексе или в попытке закрутить роман, а в самом процессе буллинга. Наконец, не бойтесь просить о помощи: например, если ситуация разворачивается на работе, можно обратиться к эйчару.

Что делать, если это коснулсь ваших близких?

Для человека, оказавшегося жертвой харассмента, самое главное — доверие и поддержка окружающих. Важно понимать, чего делать нельзя: не надо пытаться найти объяснение и причины харассмента — вина всегда лежит на агрессоре. Не менее важно относиться к ситуации серьёзно: человеку, который рассказал вам о случае, в котором он чувствует себя жертвой сексуальной агрессии, нужно верить. Если вы узнали, что кто-то из ваших знакомых столкнулся с домогательствами — например, в офисе или больнице, — предложите свою помощь. Но не настаивайте на том, чтобы человек принял определённые решения — в такой ситуации жертва может почувствовать себя ещё более беспомощной.

Из-за событий в 57-й школе и «Лиге школ» внимание привлекала ситуация в учебных заведениях. Харассмент в школе — зло, калечащее психику детей, и его нужно искоренять. В такой ситуации нужны решительные действия: родителям пострадавших и преподавателям следует объединиться и продумать совместный план. Здесь нет места формулировкам вроде «не выносить сор из избы», «оставить хорошие воспоминания о школе». Недостойное поведение одного учителя — не вина школы, а то, как учебное заведение разбирается с ситуациями харассмента, говорит о нём не меньше, чем количество олимпиадников и выпускников, которые поступили в лучшие вузы.

Как не стать агрессором?

Не только в каждой культуре, но в каждом небольшом сообществе и даже в каждой семье по-разному решаются вопросы личных границ. Здесь нельзя пользоваться правилом «Поступай так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой»: то, что для меня ничего не значит, для кого-то может быть некомфортно и неприемлемо. В общественных местах контролировать свои микродействия (например, случайно схватить человека за плечо в метро) зачастую сложно, но на рабочем месте или в школе это обязательно: реакция знакомых людей на ваши действия видна постоянно. Правда, её не всегда легко заметить, когда дело касается подчинённых или зависимых от вас людей: часто люди стараются скрыть свои негативные эмоции от тех, кто выше их по положению. Ключевой пункт в понимании, нарушаете ли вы границы другого человека, — «нет значит нет»: это базовый принцип согласия. Если вы пригласили подчинённого на свидание и вам отказали, это нормально. Если вы приглашаете человека опять — это харассмент.

Что если он/она сам(а) начала?

К формулировке «он/она первый начал» прибегает огромное число людей, обвиняемых в харассменте — особенно когда речь идёт об отношениях между учениками и преподавателями. Человек, подчинённый другому и зависимый от другого, заведомо находится в более уязвимом положении и может ощущать на себе давление. Это особенно важно в отношениях между учителями и учениками: разговора о том, «кто первый начал», здесь просто не может быть. Преподаватель отличается от учеников не только возрастом и опытом, но пониманием ответственности и представлениями о профессиональной этике. Влюблённость в учителя или сексуальное желание — распространённая ситуация в школах и университетах. Пользоваться любой из этих ситуаций — это харассмент, и ответственность здесь лежит только на учителе.

Ко мне пристают на работе, и я хочу действовать по закону

Здравствуйте, редакция Тинькофф-журнала!

Я понимаю, что вопрос может быть не к вам, но должна попробовать. Сейчас все обсуждают сексуальные домогательства на работе и во власти. Ну понятно, что, когда ты обвиняешь депутата, все на это обратят внимание. А что делать простым людям?

Я нормальный человек и понимаю, что если на работе к тебе пристают, то нужно оттуда уходить. Но меня интересует правовая сторона вопроса, а именно:

  1. Как закон защищает мужчин и женщин от сексуальных домогательств в жизни вообще и на работе в частности?
  2. Что делать, если пристают на работе, с точки зрения закона? Нужно ли давать отпор? Есть ли смысл писать заявление?
  3. Как оформлять увольнение в случае домогательств? По собственному или еще как-то?
  4. Можно ли получить какие-то компенсации? Есть ли смысл обращаться в суд?
  1. Как закон защищает мужчин и женщин от сексуальных домогательств в жизни вообще и на работе в частности?
  2. Что делать, если пристают на работе, с точки зрения закона? Нужно ли давать отпор? Есть ли смысл писать заявление?
  3. Как оформлять увольнение в случае домогательств? По собственному или еще как-то?
  4. Можно ли получить какие-то компенсации? Есть ли смысл обращаться в суд?

Большое спасибо за вашу работу и особенно — за ваши экономические новости и разборы правовой практики. Благодаря вам нам снова есть что читать.

Закон вас защищает, но не во всех случаях. Иногда защищаться придется самостоятельно, но это тоже может сработать. Вариант защиты нужно выбирать с учетом конкретных обстоятельств: универсальной инструкции нет. Мы желаем вам никогда не сталкиваться с такой ситуацией, но если вдруг придется, то проконсультируйтесь с юристом, прежде чем что-то предпринимать. Он поможет подобрать статью закона и правильно собрать доказательства.

Конституция гарантирует, что все равны перед законом. Пол, раса, должность, язык, религия, социальный статус и финансовое состояние не дают привилегий и не могут быть поводом для ограничения личных прав и свобод. Руководитель-мужчина не имеет больше конституционных прав, чем его подчиненная-женщина, и наоборот.

Все имеют право на труд в равных условиях. Нельзя принуждать к труду, подвергать кого-то дискриминации. Труд должен быть безопасным, и любой человек может сам решать, как распорядиться своими способностями и какой деятельностью заниматься. Работодатель не может ставить оплату труда в зависимость от своих личных требований.

Например, мужчина-директор не имеет права лишить подчиненную законной премии только по той причине, что она отказывается от сексуальных отношений и пресекает ненужные комплименты. Уволить из-за этого по закону тоже нельзя.

Уголовная ответственность за домогательства

Термина «домогательство» в наших законах нет, уголовной ответственности именно за домогательства — тоже.

Зато в УК есть статья 133 «Понуждение к действиям сексуального характера». Понуждение — это способ психического воздействия с целью получить согласие. Это еще не изнасилование и даже не физический вред, но это уже преступление. И это не имеет ничего общего с угрозой жизни и здоровью — там была бы другая статья.

Для понуждения в рамках этой статьи УК может использоваться:

  1. Шантаж. Это угроза рассказать что-то позорящее честь и достоинство, подрывающее репутацию, какие-то сведения о личной жизни. Неважно, правда это на самом деле или нет. Шантажом является даже правомерное сообщение о каком-то аморальном поступке. Например: «Я расскажу налоговикам, что ты подделала бухгалтерский баланс и помогала мне обналичивать деньги, если ты мне откажешь». Есть нюанс в разглашении порочащих сведений в связи с защитой нарушенных прав — это уже не шантаж. Но это тема для отдельной статьи.
  2. Угроза уничтожить, повредить или забрать имущество. Она должна быть реальной, то есть способной действительно причинить ущерб. Не обязательно царапать машину — достаточно угрожать ее поцарапать в ответ на отказ скрасить вечер назойливому коллеге.
  3. Материальная или служебная зависимость. Здесь важен не сам факт, что есть зависимость «сотрудник — подчиненный», а то, что ее используют для понуждения.
    А еще зависимость необязательно должна быть именно от непосредственного начальника или коллеги. В УК есть статьи, где говорится о зависимости от виновного, но с понуждением не тот случай. «Разденься, или мой брат тебя уволит» — это уже имеет признаки понуждения.
Читайте также:
Как рассчитать текучесть кадров – формула, коэффициент

Итак, понуждение к действиям сексуального характера — это уголовная статья только при наличии всех условий : кого-то, независимо от пола, понуждают к совершению действий сексуального характера путем любого из перечисленных способов. Никаких других способов именно для уголовной ответственности за понуждение быть не может, расширенного толкования статьи — тоже.

Если для понуждения использован какой-то другой способ, статью 133 УК использовать не получится. Например, угроза рассказать, на какую сумму вы заключили договор, какая у вас зарплата и сколько денег на счете — это уже не шантаж. Когда к сексуальным отношениям склоняют именно так, формально это не преступление.

Если мужчина прикасается к женщине против ее воли, на что-то намекает, навязчиво ухаживает, но делает это как будто в шутку или рассуждая при этом о работе — это не понуждение. За такое сложно наказать по закону.

А вот если, наоборот, кто-то распускает руки, удерживает, причиняет боль, не выпускает из кабинета, прижимает к стене, чтобы сделать что-то непристойное против воли, — это уголовные статьи серьезнее понуждения, штрафом там не отделаться.

Если вы отказали

Если понуждение не принесло результата — то есть вам пригрозили увольнением, но вы все равно дали отпор, — это не значит, что преступления нет. Понуждение к действиям сексуального характера — это оконченное преступление с момента, когда оно выражено в любой форме. Не имеет значения, согласились вы в итоге или отказались, случилось в отношении вас что-то неприятное или нет. Вы даже могли промолчать и уйти, но преступление уже случилось.

И вот какой есть нюанс. Если согласия на сексуальные отношения от вас добились путем обмана или злоупотребления доверием, понуждением это уже не считается. Например, коллега пообещал жениться и получил то, что хотел, — это не понуждение. Такое поведение вообще нельзя расценивать как преступление против половой неприкосновенности или свободы личности ни по какой статье.

Оскорбления и унижения

Если факт понуждения доказать не получится, можно использовать административную ответственность. Например, по статье 5.61 КоАП за оскорбления или по ст. 5.62 за дискриминацию. Штраф пойдет в пользу государства, а вы имеете право на компенсацию морального ущерба.

Если вас уволили или не взяли на работу после отказа

В трудовом кодексе есть статья о возмещении ущерба, который причинен работнику из-за незаконного лишения возможности работать.

Увольнение. Если мужчина начал ухаживать за женщиной, она ему отказала, а он за это решил отстранить ее от работы, уволить, перевести в другое место, задержать зарплату, внести в трудовую книжку неправильную запись — это все повод требовать возмещения ущерба деньгами. Причем здесь даже неважно, почему так произошло, дело в отказе принять ухаживания или это личная неприязнь руководителя того же пола. Нет законных оснований — есть повод для компенсации материального ущерба.

Отказ в приеме на работу. По этой же статье можно получить компенсацию даже за то, что вас незаконно не приняли на работу. Но для этого придется доказать, что отказ был именно из-за дискриминации. Вместо компенсации можно потребовать через суд заключить трудовой договор. В небольшой компании это вряд ли поможет, а вот в крупной структуре с филиалами, подразделениями и разными отделами — вполне. Прием на работу в таких компаниях регламентируется инструкциями и локальными актами, а не личным мнением руководителя отдела. После трудоустройства вы с ним можете больше даже не встретиться.

Восстановление на работе. Допустим, к вам пристал руководитель, вы его отвергли, он вас незаконно уволил. Вы можете потребовать восстановления на работе и компенсации среднего заработка. Если восстанавливаться на работе не хочется, можно заставить работодателя исправить запись в трудовой книжке. Например, вас в отместку уволили по статье — по решению суда исправят запись на увольнение по собственному желанию.

Если суд признает увольнение или отказ в приеме на работу незаконным, дополнительно можно потребовать компенсацию морального вреда. Работодатель обязан выплатить ее при любых неправомерных действиях, которые причинили страдания и дискомфорт.

Какие доказательства подойдут

Доказательства понуждения и любых нарушений ваших прав должны быть получены законным способом — это главное.

Например, подойдет переписка или показания свидетелей, скриншоты, копии и распечатки. А вот с видеосъемкой или аудиозаписью могут быть проблемы. Не всегда можно установить их достоверность и законность.

Лучше обратиться в полицию — там организуют способ получения доказательств, который в суде примут как достоверный и полученный надлежащим способом. В судебной практике есть случай, когда преподаватель понуждал студентку к сексуальным отношениям, пользуясь ее зависимостью от него в плане учебы. Она обратилась в полицию, ей установили микрофон, сказали, как действовать и что говорить. Преподавателя задержали с поличным, отвертеться не получилось.

Для суда по поводу незаконного увольнения или дискриминации нужно собирать документы, которые подтверждают вашу правоту: приказы, справки, выговоры, договоры, рабочую переписку.

Пример из судебной практики

Женщина работала ведущим специалистом, нареканий к работе не было. По ее словам, начальник стал писать ей неприличные смс и письма, предлагал вступить в сексуальные отношения, говорил, что «красивым девушкам с начальником надо дружить», приглашал в баню. Она отказала.

После отказа он стал предъявлять ей претензии по работе, повысил нагрузку, унижал при сотрудниках и даже обвинял в поддельном больничном. А потом ее и вовсе сократили.

Девушка подала в суд и потребовала 150 тысяч рублей компенсации за дискриминацию, преследование по мотивам личной неприязни и нервозной обстановки. В ответ руководитель подал иск за клевету — это тоже статья уголовного кодекса.

Суд проверил сообщения. Текст оператор связи предоставить не смог, но было видно, что девушка что-то отвечала на сообщения начальника, то есть участвовала в переписке. На суде выяснилось, что сотрудница на самом деле допустила ошибку в работе, из-за которой компания могла понести убытки. Больничный она взяла именно в это время. А сократили ее официально, в связи с уменьшением инвестиционной программы, причем вместе с другими сотрудниками. Сослуживцы подтвердили в суде, что никогда ничего не слышали о домогательствах и не замечали ничего противоправного в действиях начальника.

В итоге суд отказал девушке в иске, потому что факт нарушения, вину начальника и причинно-следственную связь с ущербом доказать не удалось. Только сама девушка и ее начальник знают, как все было на самом деле, но суд она проиграла. Учтите ее ошибки и выводы суда на всякий случай.

Нужно ли давать отпор

Давать отпор нужно. Вы не обязаны терпеть ничего, что доставляет вам дискомфорт.

Читайте также:
Как получить электронный больничный лист

Это не значит, что в ответ на непристойное предложение нужно давать пощечину и лезть в драку. Для начала просто скажите, что вам не нравится. Этого может хватить, чтобы охладить пыл зарвавшегося начальника. Не надо молчать и терпеть.

Следствие и суд — это неприятные мероприятия и для вас тоже. К этому лучше прибегать в крайнем случае. Было бы хорошо, если бы закон исполнялся сам собой, но так не бывает. Процедура его исполнения иногда доставляет столько же дискомфорта, сколько домогательства. Тем более что нет гарантии победы, извинений, наказания и компенсации. Если цель прекратить домогательства, попробуйте сразу жестко и уверенно это сказать.

Пресекайте неприятные слова и действия в свой адрес, даже если придется сделать это публично, например на совещании. Иногда это все, что вы можете сделать, чтобы себя защитить, потому что формально никаких нарушений по закону нет: ни понуждения, ни оскорбления, ни насилия, ни незаконного увольнения.

Если слова и объяснения не помогли, действуйте по закону:

  1. Напишите жалобу вышестоящему руководителю, если он есть. Руководство может не знать, что происходит в отделах и подразделениях. Ситуация может быстро разрешиться в вашу пользу. Возможно, хватит устной жалобы.
  2. Жалуйтесь в трудовую инспекцию на нарушение трудовых прав. Внеплановая проверка, штраф и дисциплинарное взыскание (руководители их тоже получают) ставят на место.
  3. При посягательстве на половую неприкосновенность пишите заявление в полицию. Даже если уголовное дело не возбудят, этого может быть достаточно, чтобы прекратить преследования, оскорбления и домогательства.
  4. Требуйте компенсацию. Вы имеете право на возмещение ущерба, компенсацию утраченного заработка и морального вреда. Это разные основания и разные суммы.
  5. Предайте факт домогательств огласке. Но имейте в виду, что для этого вам придется запастись доказательствами, иначе уже вы можете стать ответчиком по статье о клевете, даже если не виноваты. Прав тот, кто может доказать.

Как увольняться в случае домогательств

Вас никто не может уволить по статье, если вы добросовестно исполняете свои обязанности и ничего не нарушаете.

Если не хотите работать с неприятными людьми, увольтесь по собственному желанию. Вы не обязаны работать там, где вам не нравится.

Если не хотите менять работу, не увольняйтесь, а принимайте законные меры. В итоге уволить могут и вашего начальника — причем по статье. Или он уволится сам, если поймет, что вы не собираетесь молчать и настроены защищаться.

Если у вас есть вопрос о личных финансах, правах и законах, здоровье или образовании, пишите. На самые интересные вопросы ответят эксперты журнала.

Что такое харассмент и как защитить себя от него

«Афиша Daily» продолжает разбираться в явлениях, которые существуют в России, но не в русском языке. На этот раз мы подробно объясняем, что такое харассмент, чем он отличается от сексуальных домогательств и в чем его вред.

Что такое харассмент

«Харассмент» — очередное слово, которое русский язык вынужден заимствовать из английского. Ближайшая аналогия для «харассмента» в русском языке — это «сексуальные домогательства», но английский термин шире. Он включает в себя не только действия, но также оскорбительные замечания, непристойные предложения и психологическое преследование.

Само слово появилось в начале XVII века во Франции: harasser означало «натравить охотничью собаку на дичь». Сейчас Оксфордский словарь определяет харассмент как «нежеланные сексуальные предложения или намеки обсценного характера, обычно в адрес женщины». Ключевое слово здесь — «нежеланные»: очень часто, когда девушка или женщина просто занимается своими делами — читает книгу в библиотеке, смотрит на достопримечательности Мехико-Сити или работает в офисе, — она сталкивается с непрошеными сексуальными посягательствами. Это мешает работе, делает жизнь некомфортной, а порой представляет прямую опасность.

Cогласно масштабному исследованию женского опыта в профессиональной сфере, проведенному британской организацией Opportunity Now, 52% женщин в Великобритании сталкивались с харассментом и психологическим давлением на работе. Эти цифры больше для представительниц любых меньшинств — женщин с инвалидностью, небелых женщин и эмигранток. Жертвами харассмента становятся не только женщины — по данным международной организации защиты прав женщин Catalyst, мужчины подают 17,5% заявлений о харасcменте сексуального характера; при этом агрессорами в четырех случаях из пяти также являются мужчины.

Харасcмент на работе

«Я работала в латиноамериканской стране. По пятницам ходила выпивать в бары, и, так как в Латинской Америке не очень безопасно, с работы меня обычно забирали друзья. Мой начальник по этому поводу любил пошутить, что я шлюха, а как-то раз в присутствии друзей спросил: «У тебя вагина не стала размером с Россию при таких успехах?» — это одна из десятков историй, которые мне рассказали собеседницы в ходе подготовки этого материала.

Домогательства на работе — это реальность почти каждой женщины. Харассмент может варьироваться от мелкого — замечаний по поводу фигуры, размера груди, короткого платья — до серьезного, когда агрессор не дает сотруднице прохода, намекает на секс, а в самых экстремальных случаях пытается запереться с ней в закрытом помещении. Важно отметить и использование диминутивов: если мужчина в рабочей обстановке внезапно переходит с вами на уменьшительно-ласкательные формы (Машенька, Натуля) или использует слова вроде «душечка» — то это самый настоящий харассмент. Таким образом собеседник ставит вас в подчиненное по отношению к нему положение.

Харассмент мелкого калибра в России практически обязательная реальность любого коллектива. «У нас на работе какое-то время была целая группа сотрудников из ада. Трое мужчин средних лет, которые сошлись на почве своих варварских взглядов на мир: они сидели в углу опенспейса и целыми днями занимались тем, что отпускали всем сотрудницам непристойные комментарии. «Маша, у тебя видны сиськи!», «Лена, ты в такой интересной позе сидишь, я прямо представил, какие еще позы ты знаешь», — рассказывает одна из девушек, москвичка, работающая в сфере маркетинга.

В тяжелых случаях харассмент обретает совсем уродливые формы: например, начальство пытается запереть приглянувшуюся молодую сотрудницу или сотрудника в кабинете, прямым текстом требуя секса, или шантажирует, угрожая уволить в случае отказа. В самых крайних случаях агрессивный харассмент может закончиться изнасилованием. Представительницы некоторых профессий подвергаются харассменту чаще других — медсестры, стюардессы, секретари.

В 2015 году американский Cosmopolitan опросил 2235 работающих женщин возрастом от 18 до 34 лет: харассменту подверглась каждая третья из них. В России ситуация, вероятно, не лучше. Достоверной статистики нет, но некоторые сайты ссылаются на опрос, проведенный компанией Focus в 2005 году: по его данным, сексуальному харассменту на работе подвергается каждая третья россиянка.

Существует исследование, согласно которому в коллективах, где допускаются непрошеные сексуальные комментарии, продуктивность оставляет желать лучшего: сотрудники часто ссорятся, не оказывают друг другу поддержку и плохо координируют задачи, в результате чего падают финансовые показатели. Зачастую харассмент доводит сотрудниц до увольнения. Из этого следует простой вывод: харассменту не место в рабочей обстановке, это травматично для женщин и невыгодно для бизнеса в целом.

Чем вреден харассмент

В беседах о харассменте российские мужчины часто восклицают: «Уже скоро и комплимент сказать будет нельзя!» Под комплиментом в этом контексте может пониматься вообще все что угодно, даже прямое предложение замужней женщине пойти заняться сексом в подсобке. Тем не менее многие все равно недоуменно пожимают плечами — ну сказали тебе что-то похабное, но не по голове же ударили, что такого страшного? Просто не обращай внимания!

Не обращать внимания, тем не менее, невозможно. Исследования подтверждают, что харассмент на работе оказывает катастрофическое влияние на женщин, их чувство уверенности в себе и желание продолжать работать. Агрессивная обстановка сексуального харассмента снижает энтузиазм сотрудниц, ухудшает их рабочие показатели, иногда приводит к состоянию депрессии и паники. Женщины, с которыми я разговаривала и которым удалось тем или иным путем избавиться от ситуации харассмента, описали это ощущение словами: «Я снова смогла дышать». Часто женщины в результате харассмента увольняются, бросают учебное заведение или выбранные курсы.

«Моего инструктора по вождению звали Денис Борисович Бородачев. После нескольких уроков он стал мне говорить, что я плохой водитель и что я смогу сдать экзамен только через взятку ГАИ и автошколе или через постель с ним. Время от времени он пытался хватать меня за руки и за коленки или прислонялся ко мне, как бы помогая в вождении машины. Это очень неприятное ощущение — быть в машине с человеком, который к тебе пристает. Никуда не деться.

Я чувствовала себя беспомощно. Я не прогрессировала на уроках, у меня не было энтузиазма на них ходить, и мне казалось, что это никогда не закончится. Последней каплей было то, что прямо перед тем как я садилась в машину на очередном экзамене, ко мне подошел инструктор и на ухо мне сказал: «Ты такая красивая сегодня». Мой экзамен в тот день длился 2 минуты, я перепутала педали и чуть не сбила полицейского-экзаменатора. Я в слезах ушла с экзамена и больше не отвечала на звонки инструктора. Я пошла к секретарю автошколы и стала требовать свои документы, а она начала запугивать меня, что мне не удастся сдать экзамен самой и я все равно вернусь к ним школу» — такую историю рассказала мне собеседница Дарья Серес. По ее словам, через аналогичный опыт в той школе приходилось проходить почти всем ученицам. Еще несколько лет Дарья не могла и не хотела водить машину вообще.

Харассмент вне работы

Еще один вид харассмента — это уличные приставания, когда мужчины кричат вслед незнакомым женщинам «комплименты» из разряда «Классные сисечки!». По-английски это называется catcalling. Негативное отношение к уличному харассменту часто встречает все тот же аргумент «А что такого?», кроме того, в массовой культуре существует немало произведений, представляющих catcalling как нечто желанное для самой женщины. Например, в песне «How Lovely to Be a Woman» из знаменитого американского мюзикла «Bye Bye Birdie» главная героиня поет: «Теперь, когда мальчики свистят, ты — то, чему они свистят вслед», приводя это как аргумент тому, почему хорошо быть женщиной.

Ничего хорошего в уличном харассменте, впрочем, нет: порой он бывает смешным или даже милым, но обычно это наглые приставания страшных личностей, которые грозят перерасти в ограбление или атаку. Существование уличных выкриков легитимизирует право мужчин делать что-то по отношению к женщине, которая кажется им привлекательной, вне зависимости от того, хочет она этого или нет.

Разновидностью уличного харассмента можно считать харассмент, который происходит в любых местах, где женщина занимается своими делами и ее внезапно прерывают, чтобы выразить свои сексуальные желания. Такие истории были у всех, например, вы читаете книгу в парке, к вам подходит мужчина, спрашивает: «Что читаем?» — и следующие полчаса никуда не уходит, хотя вы ему уже с десяток раз прямым текстом сказали, что желаете побыть одна. Такое происходит опять-таки из подсознательного представления, что женщина — мужская собственность, поэтому когда она появляется где-то одна, то делает это, чтобы показать, что место вакантно. Просьбы уйти не воспринимаются, потому что «на самом деле ты этого хочешь» (об этой фразе, сказанной в их адрес агрессорами, рассказали подавляющее большинство собеседниц), — параллели с изнасилованием здесь очевидны. Вину за изнасилование при этом возложат на женщин — ведь это они так призывно себя вели; о феномене виктимблейминга можно почитать здесь.

Откуда берется харассмент

В обществе к женщинам принято относиться в первую очередь как к секс-объектам. Когда мы видим женщину, мы по умолчанию сначала оцениваем, как она выглядит. Эта установка срабатывает даже в том случае, когда речь идет о высокопоставленной женщине с хорошей карьерой: красива ли гендиректор? Привлекательная ли фигура у новой министра экономики? Казалось бы, в таких ситуациях это не имеет никакого значения; даже наоборот — министру экономики вряд ли стоит посвящать два часа ежедневно работе в спортзале. Этим женщинам платят не за внешность, а за навыки и знания, но внимание общества все равно устремляется на туфли и тело.

Такая привычка работает и в реальной жизни, автоматически выводя женщину из сферы профессионального: когда вы начинаете оценивать начальника по степени привлекательности, вы перестаете относиться к нему исключительно профессионально. Многие мужчины пользуются этим буквально, чтобы доказать себе, что «она может быть и менеджер, но я все равно статуснее, потому что я мужчина».

Что говорит закон

В большинстве законодательств развитых стран сексуальные домогательства на работе считаются преступлением. Большинство законов, касающихся харассмента, преступлением считают действия и не затрагивают сексистские комментарии. Харассмент в офисе считается преступлением в тех случаях, когда он повторяется настолько часто и в настолько неприятной форме, что это создает враждебную обстановку на работе или влияет на кадровые решения, например, жертву увольняют или заставляют подать заявление по собственному желанию.

В 2002 году Евросоюз внес правки в директиву о равноправии полов, признав харассмент на работе противозаконным. Домогательства на работе классифицировались как «сексуальная дискриминация и нарушение достоинства личности». Новая директива требовала от всех стран — членов ЕС принять законы против харассмента. Меру наказания каждая страна утверждала по отдельности.

Конкретно противозаконными в Европе считаются нежеланные физические контакты, намеки сексуального характера, демонстрация порнографии и любые сексуально окрашенные требования и просьбы. Многие законы отдельно оговаривают, что жертвой харассмента может быть человек любого пола.

В Испании сексуальный харассмент с использованием насилия или угроз карается тюремным заключением от 1 до 5 лет. В Великобритании, за исключением Шотландии, наказание за харассмент подразумевает до 6 месяцев заключения или штраф; Шотландия может дать срок до пяти лет. Франция дает год тюрьмы или штраф в €15 000.

В России статья о сексуальных домогательствах тоже имеется. Статья 133 УК РФ подразумевает за «понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера» наказание в виде года лишения свободы или штрафа до 120 000 рублей.

Тем не менее на практике это не означает почти ничего: из-за описанной выше установки общества о том, что харассмент — это нормально и «естественно для мужчины», выиграть дело практически нереально. В 2008 году западная пресса писала о судебном разбирательстве в России. 22-летняя сотрудница рекламного агентства подала в суд на своего начальника: после отказа заняться с ним сексом тот в прямом смысле запретил ей доступ на рабочее место. Международный интерес вызвала позиция судьи, тоже женщины — она отвергла претензии сотрудницы как нелегитимные и прокомментировала свое решение фразой: «Если бы мужчины не приставали к женщинам, то и детей бы давно не рождалось».

Доказать домогательства в Российском суде сейчас практически невозможно: обычно такие вещи происходят тет-а-тет, а доказательством не являются ни диктофонная, ни видеозапись. Летом 2015 года Ассоциация адвокатов России за права человека направила в Госдуму и Совет Федерации предложение ввести в Уголовный кодекс новую статью о сексуальных домогательствах, но эта инициатива не получила продуктивного разрешения.

Что делать, если вы обнаружили себя в ситуации харассмента

В обществе, в котором харассмент многими не считается проблемой, понять, что делать, если это происходит с тобой, непросто. Вместе с кандидатом юридических наук и заведующей кафедрой трудового права ВШЭ Елены Герасимовой мы попробовали составить прикладную инструкцию по борьбе с харассментом.

Конкретной нормы, направленной на защиту от харассмента и преследований, в российском законодательстве нет — и это главная и, по словам Елены Герасимовой, трудно преодолимая проблема. «В нашей стране есть только определенные общие нормы, из которых можно вывести саму идею того, что такое поведение является противоправным. Но это очень непросто на практике», — объясняет юрист.

Косвенно гражданок и граждан России от харассмента защищает статья 21 Конституции РФ «Достоинство личности охраняется государством», согласно которой «никто не должен подвергаться… унижающему человеческое достоинство обращению». Также можно обратиться к статье 133 УК РФ «Понуждение к действиям сексуального характера» и статье 151 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда» (эта норма предусматривает возможность получить компенсацию не только агрессора, но и от работодателя).

Впрочем, выиграть дело о харассменте по любой из трех статей на практике почти невозможно. «Все эти нормы очень тяжело и плохо применяются. Безусловно, с заявлениями по всем трем можно обращаться соответственно в полицию или в суд, понимая, что это скорее активизм и попытка создания прецедентов в судебной практике. В России такие действия наверняка будут очень полезными. Но, зная, как у нас даже более тяжелые и более очевидные преступления — изнасилования или побои — плохо и тяжело расследуются, рассчитывать на то, что дело о домогательствах будет встречено пониманием со стороны полиции и будут проведены нормальные следственные действия, оснований очень мало», — поясняет Елена Герасимова.

В итоге, как по мнению Елены Герасимовой, так и по свидетельствам моих собеседниц, наиболее действенным методом защиты может стать обращение к руководству. «Помимо федерального законодательства в некоторых организациях принимаются локальные нормативные акты, которые действуют и в сфере трудовых отношений. Это, например, правила внутреннего трудового распорядка, кодексы поведения и прочие внутренние акты компаний. В силах и компетенции работодателя в такого рода локальные документы включать правила поведения, регулирующие в том числе защиту сотрудниц и сотрудников от харассмента и сексуальных домогательств», — рассказывает Герасимова.

Эти слова подтверждают и рассказы моих собеседниц: девушка, работавшая в Латинской Америке, в итоге сделала начальнику строгий выговор по поводу сексизма — и он перестал отпускать пошлые комментарии в ее присутствии. Обратиться можно и к профсоюзу, если он есть в организации: задача предложить принять локальный акт или включить положения о недопустимости преследований в коллективный договор входит в компетенцию и цели профсоюзной организации.

Если же у вас есть собственная компания — то вы можете принять превентивные меры для предотвращения враждебной атмосферы в коллективе. Для этого можно проводить специальные презентации и лекции, посвященные защите достоинства личности и гендерному равенству.

Харассмент на работе: что это такое и как с ним бороться

Почему в нашей стране не воспринимают всерьез тех, кто говорит о своем опыте, жалуется на ситуации, связанные с домогательствами и травлей на работе? И что делать тем, кто подвергся харассменту? Выясняем вместе с экспертами.

Люди обладают солидным запасом возможностей, чтобы досадить друг другу. Достается и знакомым (членам семьи, коллегам, соседям), и даже незнакомым. Определенные виды психологического притеснения — в том числе грубые слова, недоброжелательные замечания, двусмысленные предложения, назойливое внимание, сомнительные шутки, оскорбительные действия, даже угрозы и шантаж — обозначают словом «харассмент».

Харассмент и его «родственники»

Близкие к харассменту понятия также обозначают вредоносные действия по отношению к другим людям:

  • травля,
  • моббинг (принуждение к увольнению сотрудника),
  • абьюз (издевательства, насилие с использованием зависимого положения жертвы),
  • газлайтинг (психологические манипуляции, заставляющие жертву усомниться в собственной адекватности),
  • пранк (телефонное хулиганство).

Трудно сказать, кто из этих «родственников» старший или младший, но каждый занял свои позиции в ряду «вредителей».

Так, пранк из разряда телефонных провокаций стал любимым народным развлечением в формате шуток и розыгрышей. Социальные сети наполнены множеством роликов, в которых на камеру запечатлены реакции знакомых и незнакомых людей на шутки разного уровня — от невинных до тех, которые требуют недюжинной выдержки. И если в харассменте одной из характеристик является анонимность, скрытие самого факта притеснения, то в пранке — это публичность, охота за лайками и просмотрами.

В широком смысле харассмент — это всегда досаждающее воздействие, которое нарушает личные границы человека. Он подразумевает любые виды домогательств, хотя чаще сексуального характера.

Что чувствует объект харассмента?

Унижение, психологическое давление, растерянность, тревогу — тем, кто подвергался домогательствам, эти переживания надолго портят настроение, создают угрозу психологическому благополучию и снижают качество жизни.

Сегодня в нашей стране не сложилось определенной позиции общества в отношении темы харассмента. По-прежнему сохраняется ироничный тон в восприятии пострадавшей стороны, виктимблейминг (обвинение пострадавших). А призывы к тому, чтобы выработать необходимые превентивные и защитные меры, воспринимаются как нападки и ограничение мужчин в проявлении их внимания к женщинам. А иногда даже расцениваются как угроза отношениям.

Попытки нащупать грань между уместными ухаживаниями и неприемлемым поведением осложняет то, что большинство жертв — женщины, а значит, не избежать дискуссии в феминистской повестке (которая тоже может вызывать неоднозначное восприятие). При этом харассмент не обладает половой принадлежностью. Ему подвергаются и мужчины, и женщины.

Почему люди так себя ведут?

Что может запускать поведение, которое можно характеризовать как харассмент? Что его формирует? Попытаемся выделить некоторые причины.

  • Объективация — восприятие другого как товара или объекта для своего употребления. Приведем в пример детское воспоминание мужчины. Посещение зоопарка: «Смотрю через стекло на волшебный подводный мир. Необычный свет, растения, грот. Проплывает невероятная рыба — довольно большая удивительные плавники, яркая окраска. Дух захватывает! Голос за спиной: «Посмотри, Ванечка, какая рыба! Вот бы такую нам на сковородку!» Вольер с лисой. Зверь в зимней еще шубке, но мечется из угла в угол, жалко. «Какая лиса, вот бы ее на воротник!» Это может быть папа, мама, дедушка, бабушка. И они вовсе не голодны, не ходят раздетыми. Но приучают ребенка смотреть на мир через призму собственного потребления.
  • Сексуальная объективация — это отношение к другому человеку исключительно как к инструменту для сексуального удовлетворения. «Опредмечивание» женщины — сведение ее к картинке, к абстрактному образу. Простой пример — использование в рекламе таких образов, где женщина искусственно наделяется рядом характеристик, отвечающих интересам мужчин. При этом эмпатия и сопереживание не предусмотрены.
  • «Великий покупатель». Во всем мире растет и набирает силу образ не героя, ученого или святого, а «великого покупателя». Он хочет и может купить все. Он счастлив и уверен в себе. Мир существует для него, он достоин самого лучшего — об этом говорит реклама! Он может не иметь денег, но хочет оставаться великим покупателем, хотя бы в собственном воображении. И действительно, его не могут лишить права прицениться, выбирать «товар», сравнивать его характеристики, обсуждать его достоинства с другими покупателями, надеяться на «дешевую распродажу», «скидки и акции». Добавьте к этому анонимность — и вот вам картина уличного харассмента — свиста, выкриков, замечаний или назойливого приставания.
  • Власть реальная и воображаемая. Получение руководящей роли иногда уменьшает способность понимать чувства своих подчиненных, снижает проявление эмпатии. А если руководитель сам страдает пониженной самооценкой, то может построить отношения подчиненный—руководитель, основанные не на партнерстве и общих целях, а на унижении подчиненного. И тот, кто наделен властью, не задумывается о пристойности своего поведения по отношению к младшему по должности.
  • Анонимность и безнаказанность. Раньше поведение человека менялось, когда из деревни или небольшого городка, где все друг друга знают, он попадал в мегаполис. С появлением интернета ощущение анонимности и безнаказанности еще больше возрастает. Шутки становятся все более опасными и теряют безобидность. Можно писать что угодно, сохраняется ощущение «неприкасаемости», стираются грани дозволенного и понятия о приличиях. В недавнем исследовании, посвященном этой проблеме, 47% опрошенных отметили, что сталкиваются с агрессией в интернете чаще, чем в реальной жизни.

Что делать, если вы столкнулись с харассментом?

В России люди стараются решить проблему своими силами и не говорить об этих ситуациях. Но практика показывает, что это неправильно. Чем больший резонанс по данному вопросу будет в обществе, тем выше шансы найти общий язык, выстроить границы, проявлять эмпатию и чувствовать себя защищенным — на работе, в магазине или по дороге в кино.

  1. Постарайтесь распознать харассмент. Будьте объективны: некоторые требования и замечания могут быть вполне справедливыми. Например, правила поведения в этнической группе, храме или музее. Замечания руководителя о качестве работы или нарушении сроков тоже могут быть обоснованными.
  2. Ведите себя определенно. Если слова или действия нарушают ваши личные границы — назойливые предложения, бестактные шутки или сомнительные комплименты, — не делайте вид, что все нормально. Ваша реакция должна быть непосредственной, однозначной и понятной агрессору. Это могут быть «Я-высказывания»: «Мне неприятно это слышать», «Я не буду этого делать», «Я не согласна (не согласен)». Уклончивая и двусмысленная реакция может восприниматься как согласие и поощрение к продолжению.
  3. Найдите поддержку. Если вы не знаете, как реагировать, или не решаетесь открыто протестовать, не молчите, найдите поддержку. Это могут быть друзья или родственники. Если ситуация развивается на работе, обратитесь за советом в отдел по работе персонала или в Программу поддержки сотрудников. Узнайте, какие политики и процедуры есть в компании в отношении харассмента.
  4. Обратитесь к психологу. Получите профессиональный совет и поддержку в травмирующей ситуации. Психолог поможет разобраться в неприятных обстоятельствах и обсудить варианты выхода. Возможно, вам понадобится обсудить вашу эмоциональную реакцию на нарушение личных границ, уровень тревожности или агрессии.

Если это касается отношений на работе, особенно с руководителем, нужно во всем разобраться и постараться найти выход, хотя в России чаще всего подобные ситуации решает уход из компании.

Может сложиться впечатление, что харассмент был, есть и будет всегда, наряду с другими разновидностями агрессивного и досаждающего поведения. Однако есть общая мировая тенденция — повышение уровня осознанности и психологической культуры людей. То, что досаждающие формы поведения получают свои названия, уже говорит о готовности общества продолжить обсуждение и сформировать нормы поведения и общественную мораль. Но пока еще она слаба и нуждается в правовой поддержке.

Харассмент на рабочем месте: как вести себя, если начальство позволяет себе слишком много?

Рассказываем о психологическом портрете харассера, как распознать нездоровое поведение и что делать, оказавшись в ситуации с домогательствами.

  • Facebook
  • Twitter
  • VK

Фотография: Иллюстрация Эмилии Хан

Слово «харассмент», пришедшее к нам из английского языка, описывает огромное разнообразие ситуаций, обстоятельства которых нарушают личные границы человека, причиняют ему неловкость, дискомфорт, а в более выраженных формах наносят как физические, так и психологические травмы.

О харассменте в Казахстане говорят не так много, однако это не означает, что проблемы не существует. Нам эти ситуации чаще преподносятся как сексуальные домогательства, когда руководство пристаёт к подчинённым, преподаватели — к ученикам и так далее.

У нас бытует мнение, что харассмент — это всегда принуждение к сексу, харассер — внешне непривлекательный, но властный мужчина, а жертва — слабая и ведомая женщина.

Однако харассмент — история не только про домогательства с сексуальным контекстом. Это также про ущемление прав человека и нарушение его личного пространства, про слова, жесты, вербальные и невербальные действия, взгляды, двусмысленные шутки, необязательно исходящие именно от представителей мужского пола.

«Когда я работала продавцом-консультантом в магазине одежды пару лет назад, босс предложил мне интим. После многократных отказов он начал открыто гнобить меня, придираться. В итоге создал все условия, чтобы я уволилась просто потому, что осмелилась отказать ему в сексе».

Часто говорят о том, что харассмент возникает только тогда, когда есть некая созависимость одного человека от другого, когда между харассером и жертвой есть нить, разрыв которой и последующий открытый конфликт могут привести к неприятным для пострадавшей стороны последствиям. Например, если обидчик — это кто-то, кто стоит выше в определённой иерархии. Например, ваш босс, преподаватель или врач.

На самом деле харассеру, конечно, не обязательно быть влиятельной персоной, чтобы попытаться посягнуть на ваши границы. К харассменту можно отнести и навязчивые приставания на улице, посвистывания из проезжающей машины (явление, распространённое под названием «кэтколлинг»), неприятные прикосновения незнакомцев к вашему телу. Однако в нашей статье мы рассмотрим более тонкие случаи домогательств, происходящие именно в рабочей обстановке, когда жертве харассмента есть что терять.

«Однажды мой коллега из соседнего офиса, проходя мимо на обед, средь бела дня шлёпнул меня по попе и удовлетворённо прокомментировал: «Аппетитненько». Я не смогла сдвинуться с места».

Поскольку все люди разные, для каждого существует собственное понимание харассмента: что для одного покажется флиртом, другому может стать травмой на всю жизнь. Главное, что отличает домогательства от флирта, которые, казалось бы, начинаются одинаково — взаимное согласие на отношения.

Не существует чётких границ, которые можно провести, чтобы отделить невинные ухаживания от домогательств, поэтому важно, чтобы потенциальные жертвы не боялись выражать своего мнения и давали понять харассерам о своём отношении к подобным действиям в самом их начале. Иногда, чтобы избежать неприятностей, достаточно твёрдо отказать харассеру, а главное – помнить, что харассмент начинается там, где возникает дискомфорт и нежелание дальнейшего контакта с человеком. Вне зависимости от серьёзности действий обидчика, если вы чувствуете, что происходит что-то неправильное, значит, для вас это неправильно и пришло время себя защитить.

Психологический портрет харассера: каким его представляют и кем он может оказаться на самом деле?

Что приходит в голову при мысли об обидчике, покушающемся на границы, тело и стабильное эмоциональное состояние другого человека, пользующемся собственной властью и положением, демонстрирующем вседозволенность и безнаказанность?

Мы все привыкли слышать, что харассеры — это условные Харви Вайнштейны (прим. Харви Вайнштейн — американский кинопродюсер, приговорённый к 23 годам тюрьмы за сексуальные преступления, совершённые по отношению к голливудским актрисам), непривлекательные, зачастую женатые мужчины, переступившие черту среднего возраста, привыкшие платить за свою похоть деньгами и статусом.

«На заводе, где я работаю, все знают, что HR-отдел лучше обходить стороной, ведь женщины, что там работают, не брезгуют приставать ни к совсем молодым парням, ни к женатым мужчинам, в открытую предлагая секс.Чувствуем себя не больше, чем кусками мяса на их ежедневной распродаже».

А что, если обидчиком может оказаться тот, кто вовсе не похож на классического преступника? Что если харассер — это тот, кого все ваши коллеги любят и уважают, внимательный и понимающий руководитель, душа компании? А вдруг харассер — это даже не мужчина, а властная женщина, пользующаяся своим статусом? А что, если даже не властная, но всё равно способная домогаться?

Однако есть несколько психологических черт, присущих большинству из харассеров, что заставляет их продолжать добиваться цели даже после прямого отказа и явного сопротивления жертвы. Харассеры по своей натуре охотники и в большинстве случаев их привлекает сам процесс охоты на жертву, в связи с чем харассмент и ограничивается лишь домогательствами и редко ведёт к принудительному сексу. Харассер может испытывать возбуждение, волнение и даже прилив сил лишь от одной мысли о том, что он вот-вот и сотрёт напрочь личные границы своей жертвы, хотя бы на какую-то часть времени окажется главным, покажет свою власть, а главное — ему за это ничего не будет.

Харассмент, секс по принуждению, изнасилование, кэтколлинг, домогательства и приставания — это не про физическое удовольствие, которое обидчик хочет испытать, это про его потребность во власти.

Вот чем отличаются харассеры от назойливых ухажёров: в обычных ухаживаниях, не несущих в себе никакой угрозы, нет и намёка на подавление твоей индивидуальности, твоих желаний и твоих личностных качеств. Харассер же, наоборот, будет пользоваться униженным состоянием, чтобы в очередной раз доказать себе, что вот такой он большой и сильный человек.

Домогающиеся в любом случае склонны к проявлению эмоционального или физического насилия. Ими могут быть как люди с психическими отклонениями, так и здоровые в этом плане, но обладающие собственными глубокими травмами люди.

К одному из диагнозов, которым может обладать харассер, относится гиперсексуальность, или повышенное половое влечение, которое характеризуется ненормальным увеличением половых ощущений и частой острой потребностью в сексуальном удовлетворении.

Повышенная половая чувствительность может являться сопутствующим фактором при биполярном, обсессивно-компульсивном и других расстройствах личности. Но и здесь существуют размытые границы и всё зависит от самого человека. Нельзя записывать в потенциальные харассеры каждого обладателя повышенного либидо только потому, что он хочет заниматься сексом.

Наличие психических отклонений со всеми сопутствующими симптомами или их отсутствие не освобождает харассера от ответственности за свои действия, а жертва домогательств ни в одном из этих случаев не должна молчать.

Зачастую во многих инцидентах, связанных с харассментом, жертва не всегда понимает, что происходит что-то неправильное, даже если начинает чувствовать себя некомфортно. Почему же многие пострадавшие от домогательств начинают реагировать только тогда, когда ситуация принимает критический оборот?

Большинство используемых моделей поведения человек копирует, ссылаясь на увиденное в детстве, т.к. именно в этот момент перед его глазами предстаёт первый опыт человеческих взаимоотношений.

Огромную роль в дальнейшем построении личностных границ человека играет воспитание и поведение родителей. С момента развала Советского союза прошло относительно немного времени, и семьи, воспитывающие детей по принципам «совка», всё ещё проживают на территории нашей страны. То, как быстро меняются современный мир, взгляды людей, укрепляется толерантное отношение к различного рода меньшинствам, как глубоко затрагивают тему насилия, вовсе не означает, что каждый готов к изменениям.

Если будущая жертва харассмента растёт в семье, не привыкшей к открытому обсуждению проблем и мер по их решению, то в будущем ей будет тяжело признать проблему и защитить себя. Отсюда и частое подавление собственных тревожных звоночков, отмахивание с мыслью «Он/она просто флиртует», «не буду раздувать из мухи слона», «попристаёт и успокоится».

Не обманывайте себя, не успокоится. Потому что харассер на подсознательном уровне чутко выбирает себе жертву. Обидчик не станет кидаться на первого встречного человека в попытке посягнуть на его тело, он, скорее, выберет более тонкий подход и сделает первый осторожный шаг. Очень важно отреагировать на этот шаг и пресечь домогательства на корню.

«Это был мой первый день на новой работе. Пожилой руководитель проявил такую нужную в тот момент чуткость, почти отцовскую заботу. Мы разговорились на тему жизни и семьи, после чего он сжал рукой мою ляжку выше колена и, продиктовав свой номер, велел позвонить ему вечером и договориться о встрече».

С чего начинается безнаказанность харассеров?

Понятие «харассмент» активно используется в законодательстве США и европейских стран, где оно признано гражданским правонарушением и карается в основном выписыванием штрафов, компенсаций, увольнением, принудительным медицинским лечением и в отдельных случаях – уголовной ответственностью. Согласно условиям трудового кодекса, работодатель обязан обеспечить своим сотрудникам безопасные и здоровые условия труда. Если же в коллективе распространён харассмент, и руководство об этом знает, то, соответственно, работодатель нарушает требования закона об обеспечении здоровой рабочей обстановки и должен понести наказание.

Согласно опросу CNBS в 2017 году, харассменту подверглись 16 % молодых людей в возрасте от 18 до 34 лет и 25% представителей возрастной группы от 50 до 64 лет.

Национальным женским юридическим центром было установлено, что женщины подвергаются харассменту в основном на рабочих местах в тех отраслях, в которых их считают «неуместными», например, в сфере строительства, а также на низкооплачиваемых должностях вроде сиделок, няней и в сфере услуг.

Cosmopolitan в 2015 году провёл исследование, которое показало, что больше всего жалоб на сексуальные домогательства поступает в сфере ресторанного бизнеса – 42 %, розничной торговли – 36% и STEM (прим. STEM – Scince, Technology, Engineering, Mathematics) – 31 %.

«45-летний управляющий ресторана предложил подвезти меня, 19-летнюю официантку, после моего первого рабочего дня. В машине он вынудил сесть на переднее сиденье, задавал личные вопросы, включил романтическую музыку, спрашивал, с кем я живу, невзначай касался рукой моей руки и колена. Всё, о чём я могла думать в тот момент — это, что я никогда больше не сяду в одну машину с незнакомцем или даже коллегой».

В США за 2018 год число жалоб на сексуальные домогательства на рабочем месте увеличилось более, чем на 12 %. Всего Комиссия по соблюдению равноправия при трудоустройстве получила около 7 тысяч жалоб за целый год и на этой почве подала против работодателей 41 судебный иск, что в сравнении с 2017 годом больше на 50 %. В качестве компенсации жертвам сексуального насилия были выделены компенсации общим счетом на 70 миллионов долларов.

До этого момента, начиная с 2010 года, цифра, указывающая на количество сексуальных преступлений на работе, безостановочно падала. Специалисты объясняют такой резкий всплеск жалоб на сексуальные домогательства появлением знаменитого движения #MeeToo, которое приобрело популярность в октябре 2017 года после обвинений, выдвинутых в сторону Вайнштейна и твита актрисы Алиссы Милано, которая предложила жертвам харассмента по всему миру ставить лайки в социальных сетях и рассказывать свои истории домогательств, объединив их всех общим хэштегом #MeToo, что в переводе означает «Я тоже». На данный момент только в Instagram насчитывается около 2,5 миллионов постов под данным хэштегом, рассказывающих истории десятки тысяч людей, подвергшихся когда-то сексуальному насилию.

Среди нас, жителей стран постсоветского пространства, распространено мнение о том, что все жертвы сексуальных домогательств на работе (и не только там) — это женщины. Большая часть (90-95%) — да, но по статистике примерно каждый десятый мужчина в сфере предоставления услуг, а также среди охранников, бухгалтеров, менеджеров и водителей хотя бы раз подвергался домогательствам со стороны женщин или мужчин. Заложенный предками патриархальный образ жизни в последние годы начал претерпевать изменения, — и лишь благодаря этому начали говорить о реальных случаях, в которых жертвой харассмента является мужчина.

«Учредитель холдинга, в котором я работаю, — женщина старше меня на 20 лет — всячески домогается, предлагая интим, ставя меня в неловкое положение, будто делая из меня мальчика для удовлетворения своих желаний. Последствием служебных романов у нас является увольнение, о чём она прекрасно знает».

В Казахстане понятие «сексуальные домогательства» на законодательном уровне просто отсутствует, однако в 2022 году было заявлено, что по итогам нового законопроекта наказания за преступления сексуального характера будут ужесточены. Целями этого законопроекта, который на данный момент ещё находится на стадии разработки, являются ужесточение мер наказаний для таких преступлений, как педофилия, изнасилование, растление малолетних родственниками, а также введение принципиально новой статьи «Сексуальные домогательства» — и это уже огромный прорыв за последние несколько лет.

«Когда я обратилась в РОВД с заявлением на приставания сексуального характера со стороны неприятного мне мужчины на работе, мне заявили: «Девушка, зафиксируйте побои, телесные повреждения, представьте доказательства о составе преступления. Нет явного физического насилия? Явно же просто понравились парню. Скажите спасибо, что вас не изнасиловали, и заберите заявление».

Зачем же нам так нужна статья, посвящённая именно домогательствам, если в Уголовном кодексе РК уже есть статья о принудительном половом сношении, которое в ближайшее время будет переведено в категорию тяжких преступлений?

Когда харассер знает, что в совершённом им домогательстве без полового акта отсутствует состав преступления, его окрыляет чувство абсолютной безнаказанности. Каждая вторая девушка в моём окружении, включая меня саму, хотя бы раз сталкивалась с собственным бессилием перед правоохранительными органами, заявляющими, что наказание предусмотрено лишь для тех случаев, когда совершается принудительный половой акт.

Вот несколько основных причин, почему жертвы харассмента предпочитают промолчать о случившемся и забыть:

  1. Общественное порицание — как раз-таки тот случай, в котором с тяжёлой ситуацией могут помочь кризисные центры, оказывающие поддержку жертвам насилия, и общественные фонды, например, НеМолчиKz.
  2. Жертвы боятся возмездия. Согласно статистике, три четверти сотрудников, заявивших о случаях домогательств, подвергаются им повторно и в более жёсткой форме.
  3. «Всё равно ничего не сделают» — как раз-таки о бездействии сотрудников правоохранительных органов в случаях обращений жертв харассмента.

Согласно данным по Великобритании за 2016 год, 80 % женщин, заявивших о домогательствах, не дождались абсолютно никакой помощи, а положение 16% жертв ухудшилось после обращения в полицию.

Так как же себя вести, если ты стал жертвой харассмента?

  • Быть персонально ответственными и честными с собой. То, что происходит не ваша вина, если вы способны отказать и отстоять безопасное пространство вокруг себя.
  • Уметь говорить чёткое «нет», не боясь задеть чужих чувств, не оправдывая потенциальных харассеров тем, что «они вот такие люди с вот таким вот характером и для них это нормально». Те адекватные из нас, кто живут в социуме, знают, что у разных людей разное восприятие нормальности.
  • Соблюдать корпоративную этику и субординацию при общении с потенциальным харассером, придерживаясь только рабочих рамок и не испытывая при этом чувства вины, сожаления и прочего. Вы имеете право чувствовать себя плохо, если кто-то нарушает ваши личные границы, но ни в коем случае не должны чувствовать себя плохо, если вы способны их отстаивать.
  • Молчать — это всегда плохая идея. Сначала нужно уметь поговорить хотя бы с собой, потом с обидчиком (то есть сказать ему «нет»), а уж если профилактическая беседа не работает, то нужно уметь разговаривать об этом с другими. Например, написать заявление в HR, переговорить с уполномоченными лицами и по возможности представить доказательства домогательств.
  • Обычно харассмент совершается внезапно и не на глазах у всего коллектива, поэтому ввиду отсутствия свидетелей для доказательства вины в ход может пойти всё, что вы сможете заснять и сохранить: скриншоты переписок, фото-, видео-, аудиозаписи.
  • Если притеснения на работе регулярны, и вы понимаете, что никто из руководства и коллег вам явно не поможет, нужно быть готовым распрощаться с рабочим местом и уходить от харассера, не оставляя никакой возможности для развития ваших дальнейших нездоровых отношений.
  • Всегда слушать свой внутренний голос и своё тело: если они говорят вам, что происходит что-то неправильное, значит, так оно и есть.

Помнить, что вы сильные личности, вы не одни, но если вы сами не будете себя защищать, очень маловероятно, что кто-то станет это делать вместо вас. Решение первым делом формируется в вашей голове. Вы способны бороться за свои права, свои границы, свое тело и свою жизнь.

Как противостоять домогательствам на работе И зачем разрушать культуру молчания

В твиттере — новая волна обвинений в сексуальных домогательствах, физическом и психологическом насилии, в том числе на работе. Девушки одна за другой рассказывают истории , касающиеся бывших и нынешних сотрудников медиа. Пользователи замечали, что о происходящем «половина медиатусовки» знала годами, но об этом было принято молчать. Мы рассказываем, почему молчать нельзя и как противостоять домогательствам, если вы пострадали сами или стали свидетелем.

Среди участников этих рассказов — шеф-редактор «МБХ медиа» Сергей Простаков, который после обвинений покинул издание; сотрудники Сбербанка Руслан Гафаров и Сергей Миненко, которых временно отстранили от работы; ведущий телеканала «Дождь» Павел Лобков и программист Александр Литреев.

Что делать, если вы столкнулись с домогательствами

Культуру молчания пора разрывать, считает семейный психотерапевт , специалист по работе с темами гендера и сексуальности Марина Травкова. Люди, которые молчат, попадают в порочный круг: они становятся носителями информации о насилии, а коллеги вокруг продолжают поддерживать дружеские отношения с обидчиком и считать его замечательным человеком. Тогда пострадавшая сомневается: «Может, я все вообще не так поняла, ошиблась?» Как раз поэтому кампании в социальных сетях так хорошо работают — женщина понимает, что она не одна.

Основной совет — ищите единомышленников

«Культура молчания вырастает из культуры насилия (англ. Rape Culture), поэтому первое, с чем может столкнуться человек, который заметил домогательства, — это непонимание окружающих и несогласие с его точкой зрения. До сих пор многие толерантно воспринимают сексистские и мизогинные анекдоты в присутствии женщин, хотя это часть той же культуры. Поэтому основной совет — ищите единомышленников, с которыми можно обсудить проблему. Понять отношение коллег к вопросам харассмента можно, например, во время обсуждений новостей».

Существует универсальное правило «Нет. Уйди. Расскажи». В момент, когда к вам пристает начальник, нужно попытаться четко и спокойно дать ему понять, что это неприемлемо, что вам это не нравится и вы этого не хотите. Это не всегда возможно, потому что реакции бывают разными вплоть до: «Он же пожилой человек / он же авторитет, его надо уважать / я могу потерять работу». От страха женщины могут отшучиваться, улыбаться в ответ.

Здесь важно знать азы поведения человека, который подвергается насилию. «Попытки отшутиться, замирание, молчание, растерянная улыбка — не признаки согласия, а ровно противоположное. Если мы не видим активного согласия, то вообще не можем говорить, что оно было. Все, что не инициировано обеими сторонами, — насилие. Хороший пример такой реакции показан в «Утреннем шоу»: «Она же не кричала и не сопротивлялась!» — поясняет Травкова.

Обидчику нужно дать понять, что вы не будете молчать. Если домогательства систематические, стоит собирать доказательства: включать диктофон, делать скриншоты переписки, вставать под камеры наблюдения. «В этом месте у людей в России возникают трудности, видимо, связанные с историческим прошлым — страхом доносов. Но ситуацию, когда вы в лоб говорите „если вы меня еще раз потрогаете, я буду громко кричать об этом“ доносом точно не назовешь», — уверена Травкова. В случае угрозы нужно дистанцироваться и искать людей поблизости. Особенно когда вы с коллегой задержались вдвоем на работе, а он начал неуместно шутить или прикасаться к вам.

Подумайте, после разговора с кем вам может стать легче: кто не будет вас «топить»? «Ошарашенная дочь может прийти домой и сказать маме, что Иван Иванович к ней полез, а мать на это выдаст: « А ты сама вообще думаешь, как себя ведешь, как одеваешься?». Это защитная реакция, возможно, мать не меньше дочери боится впустить в себя знание, что ее надо спасать, уверяет Травкова. Тем не менее такие обвинения переносятся жертвами очень травматично.

Если вы рассказываете о ситуации начальству, делайте это спокойно: «Вы знаете, возможно, у нас с вами разное воспитание, но я бы хотела, чтобы этот человек больше не хватал женщин за такие-то места, потому что его могут не так понять». Гарантии, что начальник проявит понимание, нет, поэтому, опять же, важно иметь единомышленников, с которыми вы сможете изучить хотя бы юридические моменты — например, возможность обратиться в профсоюз.

Почему молчат свидетели

Свидетели молчат, потому что молчат сами пострадавшие. Далеко не у всех хватает смелости заступиться за человека, который об этом не просил. «Допустим, мужчина на работе хлопнул сотрудницу по ягодицам, ее коллега возмутилась и услышала в ответ, что просто завидует или что та, которую хлопнули, молчит, а ты, мол, чего орешь. Тут много вариаций», — отмечает Марина Травкова. Случаи харассмента сложны для публичного обсуждения. Если человек не хочет сообщать даже об изнасиловании в полицию, то никто не имеет права на него давить. Но у вас всегда есть право сказать конкретно за себя: «Может быть, вам и нормально, что такое происходит, но я не чувствую себя в безопасности, мне мешает это спокойно работать, мне на это тяжело смотреть».

Свидетелю насильственных действий стоит проверить собственное эмоциональное состояние: за этим тяжело наблюдать, потому что человек осознает, что сам может оказаться на месте жертвы. Часто он даже получает викарную травму, то есть травму свидетеля: когда-то он уже видел проблему, но не смог помочь и вмешаться, потому что, к примеру, его коллегу уволили за то, что та пожаловалась на домогательства.

В России нет как специального законодательства по вопросам харассмента, так и грамотных механизмов защиты от дискриминации, рассказывает заместитель директора «Центра социально-трудовых прав» Юлия Островская. Поэтому у свидетелей домогательств на работе не возникает юридической обязанности что-то предпринимать, а сами работодатели не обращают внимания на подобные случаи и не расследуют их.

В отличие от европейских стран, где такие законы уже приняты, в России речь пока идет только об инициативах на уровне компаний, поясняет Островская. Некоторые уже создали этические кодексы и утвердили политику против харассмента. Один из примеров — «Новая газета», сотрудники которой в марте 2022 года проголосовали за принятие регламента о сексуальных домогательствах и психологическом насилии, чтобы пресекать такие вещи в редакции. После скандала c Иваном Колпаковым, главным редактором «Медузы», издание создало наблюдательный совет по корпоративной этике.

В таких локальных документах прописано, как и кому нужно жаловаться, какие действия предпринимать обеим сторонам и какими могут быть последствия. Поскольку это пока редкость, сотрудники чаще действуют по своему разумению: сами решают, говорить о проблеме или нет. При этом очень сложно выступить свидетелем, когда сами пострадавшие отказываются говорить, подчеркивает Островская. Происходит это, по ее мнению, из-за распространенной культуры виктимблейминга : мало того, что домогательства — это крайне травматичный опыт, пострадавшие еще и не ожидают ничего хорошего для себя после заявления о них.

Когда на пострадавшую/пострадавшего полностью или частично возлагают ответственность за совершенное в отношении нее или него насилие.

Харассмент продолжают переводить в разряд личных отношений, мол, сами разберутся

«Харассмент на работе продолжают переводить в разряд личных отношений, мол, сами разберутся. Это неверный подход. На международном уровне признано, что это не сугубо личные вещи, а ответственность за них должны нести и работодатели, и государство. Это прописано в Конвенции Международной организации труда № 190, принятой год назад, об искоренении насилия и домогательств в сфере труда. В России она не ратифицирована, но принимать ее положения во внимание можно и нужно, что и делают профсоюзы, в которые тоже можно обращаться», — добавляет замдиректора трудового центра.

Например, с призывом ратифицировать эти правила выступил профсоюз МГУ «Университетская солидарность» после заявлений студенток о домогательствах со стороны преподавателя Дмитрия Функа. Сама Островская рассматривает волну заявлений в социальных сетях как отсутствие других способов решить проблему: когда пожаловаться больше некуда, это остается единственным способом привлечь к ситуации внимание. «Если проблемы разрешаются только в этической плоскости, огромное значение берет на себя институт репутации. Здесь все индивидуально: есть компании, чувствительные к теме, поэтому их сотрудники после обвинений в харассменте покидают свои должности, а есть Леонид Слуцкий . Против политика выдвинули весомые обвинения, но он продолжил работать и на его карьере это никак не отразилось.

Несколько журналисток, в том числе замглавного редактора RTVI Екатерина Котрикадзе, продюсер «Дождя» Дарья Жук и Фарида Рустамова из «Русской службы Би-би-си» обвинили депутата Слуцкого в домогательствах. Сам он предположил, что скандал только добавил ему авторитета, а комиссия Госдумы по этике, рассмотрев жалобы журналисток на домогательства политика, не нашла нарушений в его поведении. В ответ некоторые СМИ объявили парламентариям бойкот)»

Кажется, что СМИ, которые пишут о проблемах сексуального насилия, сами должны придерживаться неких корпоративных стандартов, но, как мы видим, это происходит не всегда, говорит Островская. Ответственный секретарь комиссии по гендерному равенству Конфедерации труда России Ирина Горшкова добавляет, что это не только российская специфика: так, в 2019 году во Франции раскрыли группу из шести журналистов, которые годами занимались травлей коллег-женщин в Facebook и Twitter, например, создавая порнографические мемы с ними. Основал это сообщество журналист Liberacion Винсент Глад — от работы его отстранили.

что такое Харассмент? Это запугивание, принуждение или издевательства сексуального характера. Как и травля (буллинг), харассмент на рабочем месте или в учебном заведении считается проблемой не только двух людей, но и многочисленных «молчаливых свидетелей», то есть всего коллектива. Харассмент существует и воспроизводится в тех сообществах, где сформировалась «культура корпоративного насилия», поощряющая сексуализацию женщин и приводящая к регулярным невидимым нарушениям их трудовых и академических прав (увольнение/отчисление или понижение в должности жертвы домогательств, или когда жертва сама оставляет работу/учебу из-за сложившейся атмосферы).

Как выглядит харассмент? Прямые предложения женщине бонусов, продвижения профессиональной или академической карьеры в обмен на секс; Ограничения трудовых прав и возможностей женщине, отказавшейся от предложений секса; Регулярные неуместные прикосновения, которые выдаются за случайные или дружеские/отеческие; Высказывание сексуализирующих оценок и комментариев в отношении внешнего вида и поведения женщины с сотрудниками-мужчинами, попытки связать эти ее характеристики с ее «некомпетентностью» и «непрофессионализмом»; Принижающие женщин шутки и розыгрыши с сексуальным подтекстом; Приглашения к неформальному решению рабочих вопросов с намеками на секс (за ужином, дома у сотрудника); Демонстративные сексуализированные действия в присутствии женщины (мастурбация, просмотр порноконтента, вовлечение сотрудниц в смущающие их разговоры на тему секса).

Горшкова лично была участницей комитета, который разрабатывал Конвенцию по искоренению насилия на работе, причем обсуждения длились десять лет: «Возникали невероятные споры с работодателями. Они максимально пытались сгладить свою ответственность, но теперь, если документ в стране ратифицирован, они должны не допускать сексуальных домогательств, психологического насилия, буллинга и обеспечивать сотрудникам безопасную среду». Она считает, что проблему заявлений о домогательствах пора вывести из плоскости эмоционального решения. Нужно сделать так, чтобы сотрудники, которые подверглись насилию, которые опасаются того, что в их адрес могут из-за какой-либо неприязни выдвинуть ложные обвинения, или просто свидетели могли напрямую обратиться к работодателю.

ответственный секретарь комиссии по гендерному равенству Конфедерации труда России

Важно не только принять политику против насилия, но и мониторить риски, следить за безопасностью сотрудниц и сотрудников. И конечно, информировать их, чтобы не было ситуаций, как с Павлом Лобковым, который заявил, что границы телесной неприкосновенности для него остались «на уровне 2000-х». Да, остались, но это не значит, что не нужно это менять. Если бы я стала свидетелем домогательств, я бы, сначала не указывая на конкретных людей, сначала заявила начальству и профсоюзу, что такое поведение присутствует, и попросила принять меры. Опять же, пока нет механизмов рассмотрения таких случаев, ввязываться в это очень тяжело.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: