Журналистская тайна – что это такое

Журналистская тайна — что это

Информация к журналистам поступает из различных источников. Некоторые из этих источников снабжают новостные издания сведениями на условиях неразглашения данных. Кроме того, существуют случаи, когда законодательство напрямую запрещает упоминать в публикациях личность человека.

Понятие журналистской тайны

Краткое определение понятия журналистской тайны дается в международной декларации принципов поведения журналистов. В ст. 6 документа содержится указание на обязанность представителей профессии сохранять в тайне происхождение информации, если доступ к ней был разрешен на условиях анонимности.

Российское законодательство распространяет обязанность по сохранению конфиденциальности источников сведений на всех работников редакции (ФЗ № 2124-1 от 27.12.1991 «О средствах массовой информации», ст. 41).

При этом судебная инстанция выносит такое решение только по делам, находящимся в их производстве.

Кроме того, журналистам запрещается в своих публикациях и иных материалах разглашать информацию о несовершеннолетних, которые совершили то или иное правонарушение. Обнародовать персональные данные нарушителей можно только с их согласия либо согласия законных представителей.

Более жесткие ограничения законодатели накладывают на сохранение конфиденциальности персональных данных, не достигших 18-летнего возраста потерпевших от противоправных действий других лиц. СМИ запрещено использовать даже видео-, фото- и аудиоматериалы, которые могут повлечь за собой идентификацию такого пострадавшего.

Для разглашения сведений о не достигшем совершеннолетия пострадавшем от правонарушения необходимо его согласие или разрешение его законных представителей (если ребенок младше 14 лет). В исключительных случаях, когда разрешение получить невозможно, а распространение информации поможет розыску ребенка либо установлению деталей преступления, публиковать данные потерпевшего можно без получения такого согласия.

Например, противоправные действия в отношении детей совершают их родители, опекуны или попечители.

Вместе с тем, в руки журналистов нередко попадают материалы, которые содержат данные, охраняемые российским законодательством (госсекреты, другие профессиональные тайны). Эту информацию также запрещено разглашать (закон № 2124-1, ст. 4).

Ответственность за разглашение журналистской тайны

Как и в случае с другими видами профессиональных тайн, сотрудников редакций можно привлечь к ответственности за несанкционированное распространение информации и нанесенный их действиями вред.

Ответственность может быть:

  • дисциплинарной;
  • гражданско-правовой;
  • административной;
  • уголовной.

Наказание работника СМИ за нарушение журналистской тайны в рамках трудового законодательства может сопровождаться требованием устранить нанесенный вред либо возместить материальный или моральный вред.

Кроме того, человек, чьи персональные данные были разглашены без его согласия, может инициировать расследование в отношении действий журналиста, обратившись с заявлением в правоохранительные органы.

В зависимости от тяжести последствий нарушения журналистской или иной профессиональной тайны, работника СМИ привлекают либо к административной ответственности (КоАП, ст. 13.14), либо к уголовной ответственности (УК РФ, ст. 137, 155, 183, 283, 283.1).

Журналистская тайна в первую очередь направлена на защиту конституционного права каждого гражданина на получение всесторонней информации. Поскольку передача сведений в СМИ может вызвать для информатора негативные последствия, разглашение персональных данных такого лица возможно только с их согласия. Кроме того, ограничены действия журналистов по упоминанию в своих публикациях и материалах, данных, не достигших совершеннолетия правонарушителях и пострадавших от преступлений. За нанесенный такими действиями журналистов вред их привлекают к ответственности, вплоть до уголовной.

Им также запрещено использовать в своей профессиональной деятельности сведения, которые могут относиться к информации, охраняемой законодательством, которая стала доступна журналисту в ходе выполнения должностных обязанностей. Ответственность за несанкционируемое разглашение этих данных он несет наравне с другими группами работников, которые напрямую упомянуты в нормативных актах, охраняющих такие секреты.

” . $title . “

Как защищать свои источники

Закон на стороне журналиста. Но важен контекст

Человек попросил журналиста о конфиденциальности, а чиновники или правоохранители требуют от редакции раскрыть его имя. Как быть? Разбираемся в правовых тонкостях ситуации вместе с экспертами Центра защиты прав СМИ

«СЛЕДОВАТЕЛЬ ТРЕБУЕТ РАСКРЫТЬ ИСТОЧНИК»

После публикации интервью с врачом-реаниматологом, который пожелал остаться неизвестным, материалом журналистки Татьяны В. заинтересовались правоохранительные органы. В тексте интервью, посвященного эпидемии COVID-19, присутствовала информация, которая не состыковывалась с официальной. По факту публикации была начата доследственная проверка по недавно принятой СТ. 207.1 УК РФ («Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан»). Сам врач выходить из тени не захотел категорически — ему такой пиар грозил бы увольнением.

Ценность неофициальных источников информации понятна каждому журналисту. Пресс-службы, руководители предприятий, чиновники нередко запаздывают с ответами на запросы, скрывают общественно значимые факты, которые им невыгодно предавать огласке. В этих случаях журналист идет в народ: к простым сотрудникам организаций, к местным жителям, ищет случайных свидетелей.

Но над неофициальными источниками, даже если они очень хотят помочь СМИ, висят свои угрозы. Работники могут ожидать острой реакции руководства — вплоть до увольнения. Возможно также давление со стороны власти и правоохранительных органов. Риск оказаться в суде в качестве ответчика, а то и подсудимого тоже может быть. Все это заставляет людей просить у журналистов соблюдения конфиденциальности — хранить в тайне источник информации.

Закон РФ «О СМИ» в этом случае — на их стороне. СТАТЬЯ 41 («Обеспечение конфиденциальности информации») прямо запрещает редакциям нарушать такие просьбы:

«Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом».

Это значит, что чиновники, депутаты, губернаторы и даже прокуроры и следователи не могут заставить сотрудников редакции раскрыть имя источника, пожелавшего остаться анонимным. Сделать это может только судья, да и то только в связи с рассматриваемым делом. В таком случае судья должен мотивировать свое требование раскрыть источник, так как это требование вторгается в специально охраняемую законом профессиональную тайну.

Читайте также:
Как удержать излишне выплаченные отпускные при увольнении

«Статья 41 Закона РФ «О СМИ» устанавливает профессиональную журналистскую тайну, которая должна соблюдаться наряду с другими охраняемыми законом тайнами: тайной следствия, банковских вкладов, адвокатской, нотариальной и так далее», — объясняет директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.

Есть еще одна сторона профессиональной журналистской тайны: редакция не должна разглашать и саму предоставленную ей информацию, если источник об этом попросил. Та же СТ. 41 Закона «О СМИ» устанавливает, что «редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне». Ведь бывают случаи, когда информация известна очень узкому числу лиц и сама ее огласка укажет на журналистский источник. В такой ситуации редакция может проверить сведения по другим каналам.

Защищает интересы журналистских источников и международное право, в частности Европейская конвенция о защите прав человека, ратифицированная Россией. «В практике Европейского суда по правам человека было достаточно дел, когда речь шла о важности сохранения источника информации в конфиденциальности для обеспечения свободы слова и возможности журналистам выполнять свою профессиональную миссию. Несколько решений было вынесено по жалобам журналистов, от которых национальные суды требовали раскрыть источники и наказывали за отказ, — рассказывает Галина Арапова. — И ЕСПЧ всегда подчеркивал в своих решениях: защита журналистских источников информации — одно из основополагающих условий свободы прессы. При отсутствии такой защиты источники не будут оказывать содействие СМИ. А это отрицательно скажется на способности прессы предоставлять точную и надежную информацию по вопросам общественной значимости».

ИСТОЧНИК В СУДЕ

Жизнь, однако, сложнее формулировок закона. Да, журналист должен защищать свои источники. Но это не спасает от ответственности его самого или его редакцию. В случае если публикация приведет к суду, все равно придется доказывать правдивость распространенных сведений. Как быть в этом случае?

Юристы советуют: если вы договорились с источником о сохранении его имени в конфиденциальности, постарайтесь обеспечить доказательную базу. Ищите подтверждение достоверности фактов из других источников, собирайте и храните аудио- и видеозаписи, копии документов и т.п. В случае судебного разбирательства можно поискать других свидетелей или спросить, не изменилась ли позиция источника на момент суда: возможно, он будет готов раскрыть свое имя и дать показания на процессе.

«В нашей практике был случай, когда я защищала редакцию, написавшую о прокуроре, которого подозревали в коррупции, — рассказывает Галина Арапова. — Он подал к газете иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. А публикация основывалась на документе внутриведомственной проверки. Его журналистам предоставили на конфиденциальной основе. И прокурору, видимо, было очень важно узнать, кто же его «слил». Мы представили в суде копию этого документа, предварительно убрав из него «шапку», по которой можно было понять, кто был источником. Достаточно долго нам удавалось не раскрывать, кто передал в редакцию этот документ: мы допрашивали свидетелей, предоставляли другие доказательства. Истец же продолжал настаивать на раскрытии источника. Но с течением времени ситуация изменилась, мы доказали достоверность большинства фактов, и источник был готов выступить в суде. Тогда его привлекли в качестве соответчика, но это было для него уже не опасно. Мы выиграли это дело».

Стоит учитывать и то, что источник, предоставивший информацию, при угрозе следствия или суда может просто отказаться от своих слов или действий.

«В судебном процессе по иску к одной региональной редакции доказательством достоверности информации является запись с камеры наблюдения в морге, — рассказывает старший юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова. — Журналисты получили эту запись неофициально от представителя правоохранительных органов. И вот судья потребовал доказать, что запись была сделана именно в том морге. Мы отправили запрос в ведомство, в котором работает наш источник информации. А оттуда приходит ответ: такой видеозаписи в нашем распоряжении нет».

Когда дело доходит до суда, журналисту нужно иметь в виду еще один процессуальный нюанс. Если источник информации в публикации решит раскрыть себя, чтобы помочь журналисту, он может быть привлечен как соответчик. И тогда у редакции не будет возможности использовать его как свидетеля для подтверждения достоверности информации. В этом случае мы снова видим, насколько важно иметь доказательства, полученные из различных источников, иметь нескольких свидетелей.

ЖУРНАЛИСТ КАК ИСТОЧНИК

Источник информации — не обязательно кто-то вне редакции. Им может считаться и сам журналист, подготовивший публикацию. Иногда, особенно в с лу чаях с уголовными делами, правоохранительные органы требуют раскрыть имя автора, если материал вышел без подписи или под псевдонимом. Здесь главному редактору нужно знать, что не обязательно фиксировать авторство своих сотрудников даже во внутриредакционных документах, чтобы не поставить под угрозу раскрытие псевдонима. Всегда можно обозначить публикацию как редакционную, обеспечив тем самым безопасность конкретного автора.

«Есть еще одна потенциальная опасность, — говорит Галина Арапова. — Если журналиста привлекают как ответчика, ему проще стоять на своем и не разглашать конфиденциальный источник. В таком случае он рискует тем, что сведения не будут подтверждены и суд признает их недостоверными. То есть журналист может взять на себя риск сознательно проиграть в этой части иск, но не раскрыть источник, защитив тем самым свою профессиональную репутацию. Но если журналист или главный редактор в судебном процессе допрашивается в качестве свидетеля, его предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний. И тут получается, что норма Закона «О СМИ» вступает в конфликт с нормой Уголовного кодекса. И тогда сохранить профессиональную тайну намного сложнее, возможность быть привлеченным к уголовной ответственности — серьезная угроза. К счастью, я не знаю таких случаев в России, чтобы в отношении журналиста возбуждали уголовное дело за отказ от дачи свидетельских показании в ситуации, когда он отказывался раскрыть свой источник. Но важно, что международное право в таких коллизиях ставит выше профессиональную тайну журналиста. И если его все же наказывают за отказ раскрыть источник, то Европейский суд рассматривает это как нарушение С Т. 10 Европейской конвенции в отношении прав журналиста».

Читайте также:
Запись в трудовой книжке о награждении почетной грамотой: образец

НЕТ РЕГИСТРАЦИИ — НЕТ ЗАЩИТЫ

«Представители МВД требуют раскрыть, кто переслал мне информацию, — жалуется администратор паблика во «ВКонтакте». — Что делать?»

В интернете много информационных проектов, которые не зарегистрированы в качестве СМИ. Это и сайты, и сообщества в соцсетях, и каналы в мессенджерах. Участники таких проектов должны понимать: их источники Закон «О СМИ» не защищает. Согласно СТ. 2 закона, сетевыми изданиями могут считаться только те, которые зарегистрированы в качестве СМИ. То же самое относится и к незарегистрированной прессе, выходящей тиражом менее 1000 экземпляров. Словом, чтобы получить защиту источников, нужно регистрировать издание в Роскомнадзоре.

Но при этом в российском законодательстве отсутствует и обязанность раскрывать источник информации. Если команда проекта хочет сохранить источник в тайне, всегда можно сослаться на то, что он был анонимным. Но риски при этом, конечно, повысятся. В таком случае все равно придется отвечать за распространенные сведения самостоятельно.

В практике ЕСПЧ пока не было таких дел, когда стоял бы вопрос о нарушении права на конфиденциальные источники информации журналистов, работающих в информационном проекте, не зарегистрированном в качестве СМИ. Однако правила регистрации СМИ в разных странах отличаются, и не везде требуется такая регистрация, как в России. Поэтому можно предположить, что Европейский суд не обязательно будет следовать буквальному подходу и считать СМИ только те издания, у которых есть государственная регистрация. Важными будут все остальные признаки редакции СМИ — насколько команда выполняет общественную миссию как миссию прессы, соблюдают ли сотрудники профессиональные стандарты и нормы профессиональной этики журналистов.

Учебное пособие по курсу “Правоведение”


Загрузить всю книгу

Модуль 1. Государство
1. Общие положения о государстве и государственной власти
1.1. Понятие и сущность государства
1.1.1. Сущность государства

Государство занимает в обществе центральное положение и играет в нем главную роль. По характеру государства можно судить обо всем обществе. Общество не является простой совокупностью индивидов. Это сложный социальный организм, продукт взаимодействия людей, определенная организация их жизни, связанная, прежде всего, с производством, обменом и потреблением жизненных благ. Общество – сложная динамическая система связи людей, объединенных семейными узами, групповыми, сословными, классовыми отношениями. Это такая общность индивидов, где действуют уже не биологические, а социальные законы.

Рассматривая общество, необходимо различать три категории индивидов:

1)человек – это разумное психофизическое существо, живущее в обществе;

2)личность – это человек, обладающий определенным статусом в обществе, комплексом прав, свобод, обязанностей;

3)гражданин – это личность, действующая в политической жизни, имеющая политические права, свободы, обязанности. По отношению к конкретному государству гражданином является лицо, находящееся в определенной политико-правовой связи с этим государством, с определением взаимных прав и обязанностей государства и гражданина.

По отношению к обществу государство выступает как субъект управления, обеспечения законности и правопорядка, а по отношению к нарушителям порядка – как орудие принуждения и насилия. Наиболее важной чертой государства является то, что оно всегда выступает как единственная организация политической власти, управляющая всем обществом. Для этой цели используется государственный аппарат, который отделен от общества и в общественных отношениях представляет государство.

В определении сущности государства на первом месте стоит содержательная сторона. В этой связи можно выделить классовый, общечеловеческий, религиозный, национальный, расовый подходы к сущности государства. Хронологически первым выступает классовый подход, в рамках которого государство можно определить как организацию политической власти экономически господствующего класса. Такое государство – средство для обеспечения интересов господствующего класса, слоя, социальной группы, что вызывает сопротивление у других классов. Отсюда вечная проблема «снятия» данного сопротивления с помощью насилия, диктатуры, господства. Рабовладельческие, феодальные, раннебуржуазные, социалистические (на этапе диктатуры пролетариата) государства по своей сути выступают классовыми государствами. Общечеловеческие и иные интересы в этих государствах также присутствуют, но они отходят на второй план.

Более прогрессивным является общечеловеческий (или общесоциальный) подход, в рамках которого государство можно определить как организацию политической власти, создающую условия для компромисса интересов различных классов и социальных групп. Здесь государство используется в более широких целях, как средством для достижения интересов общества. Государство в такой сущности, не занимая однозначной классовой позиции, используется больше как арбитр, пытающийся согласовать имеющиеся в разнородном обществе противоречия, конфликты, коллизии. Таких государств, в реальности нет. Но есть ряд стран, которые в достижении этой цели добились гораздо больше успехов, нежели современная Россия. К таким государствам можно отнести Германию, Швейцарию, Швецию, Австрию и др.

Религиозный подход проявляется в организации политической власти, содействующей преимущественно осуществлению интересов определенной религии. Например, католический Ватикан, исламские Пакистан, Иран, Ливия и др.

В рамках национального подхода государство проявляется как организация политической власти, содействующая преимущественному осуществлению интересов титульной нации за счет ущемления интересов других наций, проживающих на территории страны. Например, современные Латвия, Эстония и др.

Социальное назначение государства вытекает из его сущности. Какова сущность государства, таков и характер его деятельности, таковы цели, задачи и функции, которые оно ставит перед собой.

Право журналиста не раскрывать свой источник информации

Одной из важнейших гарантий профессиональной деятельности, а зачастую и безопасности журналистов является право не раскрывать свои источники информации. Обратимся к Закону, чтобы посмотреть как защищены источники информации и почему журналист имеет право не раскрывать имя источника даже по требованию прокурора.

Читайте также:
Увольнение в выходной день - возможно ли, как его оформить при разных графиках

В российском законодательстве конфиденциальность источника информации — это одновременно и обязанность редакции хранить имя источника в конфиденциальности и профессиональная тайна журналиста, защищаемая ст. 41 Закона РФ о СМИ, в которой говорится:

«Статья 41. Конфиденциальная информация

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне.

Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом. »

Это означает, в случае, когда источник сообщает журналисту ту или иную информацию под условием неразглашения его имени или даже самой информации (давая понять журналисту что-то происходит, чтобы он дополнительно искал подтверждения этому факту в других источниках с целью дальнейшего обнародования) журналист обязан хранить эти сведения в тайне, также как хранит свою профессиональную тайну адвокат, нотариус, священник, банковский служащий.

Здесь можно прочитать заметку наших юристов о том, как работать с источниками информации.

Если же в связи с распространением информации на журналиста подают в суд и требуют от него в суде раскрыть источник информации, следует помнить, что такое требование должно быть оформлено мотивированным определением суда по находящемуся на рассмотрении у суда делу. Ни устное требование следователя, прокурора, ни даже устное требование судьи журналист имеет право не выполнять. Требование о раскрытии источника должно быть оформлено определением суда, поскольку такое определение может быть обжаловано, в отличие от любого другого требования.

Также важно знать, что отказ раскрыть свой источник в суде не означает, что в части сведений, сообщенных конфиденциальным источником журналист будет освобожден от ответственности за распространение информации. Просто отказываясь раскрывать источник в суде, журналист будет доказывать свою правоту другими доказательствами, либо сознательно будет идти на риск нести лично ответственность, но сохраняя при этом свою профессиональную репутацию и доверительные отношения с источником.

В практике Европейского суда состоялось несколько дел, которые четко обозначили важность проявления уважения к конфиденциальности источника информации как гарантии журналисткой профессии. При этом Европейский суд четко обозначил свою позицию по этому поводу:

«Защита источников журналистской информации представляет одно из основных условий свободы прессы».(дело «Гудвин против Соединенного Королевства»)

«Суд отмечает, что потенциально требование о раскрытии источников информации оказывают пагубное воздействие не только на сами источники, личности которых могут стать известными, но также и на газеты или другие СМИ, в отношении которых направлено требование, так как их репутация может пострадать от раскрытия имени источников глазах будущих потенциальных источников, и рядовых членов общества, которые заинтересованы в получении значимой информации, предоставляемой средствам массовой информации анонимными источниками» (п. 89 постановления Большой палаты Европейского суда по делу «Санома против Нидерландов»)

Здесь можно прочитать рекомендацию наших юристов о том, как защищать источники информации и что делать, когда закон требует их раскрыть.

Защита конфиденциальности источников информации признана и Верховным Судом РФ, который указал, что «персональные данные лица, предоставившего редакции сведения с условием неразглашения его имени, составляют специально охраняемую федеральным законом тайну. Суд на любой стадии судебного производства по делу вправе потребовать от соответствующей редакции предоставить сведения об источнике информации, если исчерпаны все иные возможности для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, и общественный интерес в раскрытии источника информации явно перевешивает общественный интерес в сохранении его тайны. Требование о раскрытии источника информации может направить редакции суд в связи с находящимся в его производстве делом» (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами Закона РФ «О средствах массовой информации» № 16 от 15 июня 2010 года).

Поэтому не бойтесь отказывать в ответ на требование открыть свои источники, законодательно журналисты в этой сфере хорошо защищены. Пока дело не рассматривается судом и требование не оформлено письменно как определение суда, вы имеете право сказать нет любому другому должностному лицу, от какого бы органа власти или правоохранительного органа такой запрос не поступил. Таким образом, вы будете действовать не только в рамках закона, но и в рамках профессиональной этики, а также не поставите под угрозу свою профессиональную репутацию, а возможно и безопасность свою и своего источника информации.

Чтобы не пропустить новые рекомендации в сфере медиаправа и анонсы бесплатных вебинаров, подписывайтесь на наши странички Facebook, ВКонтакте и канал Telegram — зрим в корень, пишем по делу, иногда шутим.

Некоторые виды профессиональных тайн и основы их правового регулирования Текст научной статьи по специальности « Право»

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Прокопенко А. Н., Дрога А. А.

Текст научной работы на тему «Некоторые виды профессиональных тайн и основы их правового регулирования»

полагает дальнейшее проведение расследования. Возобновление приостановленного дела заранее предполагается, так как перерыв в расследовании носит временный характер, и рано или поздно дело должно быть возобновлено, хотя бы для принятия решения о прекращении в связи с истечением сроков давности. А вот возобновление прекращенного дела – это решение, которое заранее не предполагается, и принимается в исключительных случаях при допущенных в ходе расследования ошибках. Таким образом, возобновление прекращённого дела необходимо для исправления указанных ошибок и недостатков, создания необходимых

предпосылок для последующего окончания расследования.

Подводя итог сказанному, можно сделать вывод о том, что институты приостановления, возобновления и прекращения уголовных дел на стадии предварительного расследования взаимосвязаны между собой, тесно соприкасаются в процессе функционирования, но при этом остаются самостоятельными уголовно-процессуальными институтами. Их изучение в динамике взаимодействия позволяет разрешить множество проблем, возникающих в практической деятельности применения данных институтов.

Читайте также:
Учет удержаний из заработной платы работников

1. Викторский С.И. Русский уголовный процесс: учеб. пособие. – М.: ГОРОДЕЦ, 1997.

2. ДорошковВ. Приостановление производства по уголовным делам // Российская юстиция.

3. Колосович М.С., Колосович О.С. Обеспечение прав и законных интересов лиц при приме-

нении норм института приостановления производства по уголовному делу на стадии предварительного расследования: учеб. пособие. – Волгоград: ВА МВД России, 2007.

4. Якупов Р.Х. Возобновление предварительного следствия. – Волгоград, 1976.

НЕКОТОРЫЕ ВИДЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ТАЙН И ОСНОВЫ ИХ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Сохранение в тайне доверенной информации является неотъемлемой частью определенных видов профессиональной деятельности. Умение сохранять в тайне сведения служебного характера является важнейшим профессиональным качеством сотрудников органов внутренних дел, необходимым для успешного выполнения стоящих перед ними задач.

Неурегулированность процессов обмена информацией зачастую приводит к тому, что общедоступными становятся сведения, которые имеют ограниченный доступ. Это наносит серьезный ущерб не только отдельным гражданам и организациям, но и безопасности всего государства. Особенно остро ситуация обстоит в сфере профессиональной информации, правовое регулирование которой, зачастую, осуществляется одной статьей профильного закона, который

кандидат технических наук, доцент;

(Белгородский юридический институт МВД России)

только упоминает сведения, являющиеся профессиональной тайной.

Если подходить к институту профессиональной тайны с самых общих позиций, то определяющим в нем является принадлежность к той или иной профессии, осуществление тех или иных профессиональных функций. В соответствии с признаком профессиональной принадлежности из действующего законодательства можно выделить такие виды профессиональных тайн: налоговая, таможенная, аудиторская, банковская, адвокатская, нотариальная, журналистская, врачебная, тайна страхования, тайна исповеди и другие виды тайн.

Рассмотрим их подробнее.

Налоговая тайна не подлежит разглашению налоговыми органами, органами внутренних дел, органами государственных внебюджетных фондов и таможенными

органами, их должностными лицами и привлекаемыми специалистами, экспертами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом [1].

Налоговую тайну составляют любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике, за исключением следующих сведений:

• разглашенных налогоплательщиком самостоятельно или с его согласия;

• об идентификационном номере налогоплательщика;

• о нарушениях законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения;

• предоставляемых налоговым (таможенным) или правоохранительным органам других государств в соответствии с международными договорами (соглашениями), одной из сторон которых является Российская Федерация, о взаимном сотрудничестве между налоговыми (таможенными) или правоохранительными органами (в части сведений, предоставленных этим органам).

Таможенная тайна. Таможенные органы, их должностные лица, получившие доступ к информации, не вправе разглашать, использовать в личных целях либо передавать третьим лицам, в том числе государственным органам, информацию, составляющую государственную, коммерческую, банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну, и другую конфиденциальную информацию, за исключением случаев, установленных Таможенным кодексом и иными федеральными законами [2].

Если такая информация необходима федеральным органам исполнительной власти для решения задач, возложенных на них законодательством РФ, то таможенные органы передают предоставленную им информацию в порядке, согласованном между федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела и соответствующим федеральным органом исполнительной власти. При этом обязательным является соблюдение требований законодательства РФ по защите государственной, коммерческой, банковской, налоговой или иной охраняемой законом тайны и другой конфиденциальной информации.

Таким образом, ТК РФ не дает определение таможенной тайны, а говорит об использовании информации, составляющей госу-

дарственную, коммерческую, банковскую, налоговую или иную охраняемую законом тайну.

Аудиторская тайна. Данный вид тайны относится к профессиональной тайне, поскольку, во-первых, аудит является особым видом предпринимательской деятельности по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществляемой специальными субъектами исключительно на профессиональной основе. Данные субъекты (аудиторские организации, индивидуальные аудиторы) создаются специально для осуществления аудита и не могут заниматься никакой иной предпринимательской деятельностью, помимо сопутствующих аудиту услуг, примерный перечень которых определен Федеральным законом «Об аудиторской деятельности» [3]. Подтверждением их профессиональной компетенции являются государственная регистрация в качестве аудиторской организации или индивидуального аудитора при соблюдении установленных для них строгих требований закона, наличие у них лицензии на осуществление данного вида деятельности, квалификационные аттестаты, получаемые аудиторами.

Источником информации, составляющей тайну, являются сведения, полученные аудиторской организацией (индивидуальным аудитором) при осуществлении аудиторской проверки, оказании сопутствующих аудиту услуг. На выделение аудиторской тайны в отдельную категорию конфиденциальных сведений указывает особый правовой режим, установленный для нее на уровне федерального законодательства.

Банковская тайна. Прямое определение понятия банковской тайны в действующем законодательстве Российской Федерации отсутствует, но ее содержание наиболее полно раскрыто в ст. 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности» [4] и в ст. 857 Гражданского кодекса РФ [5].

Под банковской тайной следует понимать защищаемые банками и иными кредитными организациями сведения о банковских операциях по счетам и сделкам в интересах клиентов, счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов, а также сведения о клиентах и корреспондентах, разглашение которых может нарушить их право на неприкосновенность частной жизни. Банковская тайна выступает самостоятельным объектом права и является отдельным видом конфи-

денциальной информации как информации с ограниченным доступом [6].

Тайна страхования. Следующим видом профессиональной тайны, выделяемым в отечественном праве, является тайна страхования. По своей правовой природе и кругу затрагиваемых общественных отношений данный институт весьма схож с банковской тайной. Как и в случае с ней, речь идет о комплексе сведений, которые страховая организация (страховщик) получает извне, от страхователя, которым может быть как физическое, так и юридическое лицо. Однако в отличие от банковской тайны, где обязанным субъектом во всех случаях является юридическое лицо – кредитная организация или Банк России, в качестве лица, обязанного сохранять тайну страхования, могут выступать и физические лица – страховые агенты и страховые брокеры, правовой статус которых определен статьей 8 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» [7].

Читайте также:
Учет начисления заработной платы

Адвокатская тайна. Следующим видом профессиональной деятельности, по отношению к которой сохранение в тайне доверенной в процессе ее осуществления информации признается обязательным условием, является адвокатская деятельность.

Понятие адвокатской тайны и ее содержания дано в ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [8], в соответствии с которой адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Нотариальная тайна. Одной из главных обязанностей нотариуса является сохранение в тайне сведений, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности (ч. 2 ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате [9]). Иными словами, нотариальная тайна возникает в силу закона, вне зависимости от волеизъявления конкретных субъектов по поводу ее охраны и распространяется на любые сведения, ставшие известными нотариусу, например, о личной жизни обратившегося гражданина и членах его семьи, о составе его имущества, предполагаемых действиях и т.д., представленные нотариусу в устной или письменной форме. Примерный перечень указанных сведений позволяет сформулировать определение нотариальной тайны. Это информация, зарегистрированная в реестре для совершения нотариальных

действий и (или) содержащаяся в нотариально оформленных документах, а также иная информация, полученная нотариусом в процессе оказания юридической помощи по вопросам совершения нотариальных действий.

Журналистская тайна. Понятие журналистской тайны мы находим в Декларации, принятой Международной федерацией журналистов [10], содержащей основные принципы профессиональной этики журналистов. В п. 6 данной Декларации предусмотрено, что журналист сохраняет профессиональную тайну: источник информации, не желающий обнародовать себя, должен оставаться нерассекреченным. Следовательно, под журналистской тайной мы понимаем данные о лице – источнике информации, не желающем раскрывать себя в качестве такого источника.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения в тайне. Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом [11].

Врачебная тайна. Соблюдение врачебной тайны – правовая обязанность лиц, которым в установленном законом порядке переданы конфиденциальные сведения. За разглашение профессиональной (медицинской, врачебной) тайны предусмотрена ответственность в соответствии с законодательством.

Врачебная тайна – важнейшее понятие деонтологии как учения о принципах поведения медицинского персонала в общении с пациентом или его представителем, а также с родственниками пациента и другими лицами. Но специфика врачебной тайны состоит в том, что ее сохранность регулируется и гарантируется законодательно, так же как и законодательно обеспечивается путем установления определенных запретов и юридической ответственности за ее разглашение [12].

Тайна исповеди. Затрагивая столь тонкую духовную материю, как религия и служение ей, мы можем, конечно, лишь достаточно условно говорить о священнослужителях, как о представителях определенной профессии. Сан священнослужителя – призвание, уровень духовного развития, отношение к жиз-

ни и своему месту в ней, образовательный уровень, наконец. Однако с юридической точки зрения священнослужитель – это определенное лицо, уполномоченное конкретным религиозным объединением на отправление религиозных обрядов и духовное руководство паствой в пределах, если использовать терминологию православной церкви, определенного прихода. Следовательно, правом в качестве священнослужителя может быть признан далеко не каждый исповедующий определенную религию человек, а именно имеющий присвоенный ему соответствующий сан [13].

В православном христианском вероисповедании таинство исповеди является одним из основных таинств, суть которого сводится к покаянию верующего человека Богу в своих грехах посредством доверения каких-то сведений о своей частной жизни и совершенных поступках священнику. Священнослужитель, согласно канонам церкви, не вправе передавать такую информацию кому-либо, в противном случае он совершает греховный поступок. С точки зрения морали обеспечение сохранности в тайне полученных таким образом сведений нечто большее, чем запрет на распространение информации, полученной в результате профессиональной деятельности, но тем не менее, условно, мы все же отнесем это к профессиональной тайне.

Рассмотрев некоторые институты тайн в отечественном праве, раскрыв отдельные

элементы их правовой природы, мы можем прийти к выводу, что в сфере профессиональной информации, правовое регулирование которой, зачастую, осуществляется одной статьей профильного закона, в содержании которого только упоминаются сведения, являющиеся профессиональной тайной, правовой механизм защиты информации или отсутствует, или прописан «рамочно», без конкретизации и уточнения. В связи с этим возникает необходимость развития институтов служебной и профессиональной тайны. Закон РФ «О государственной тайне» [14] был принят еще в 1993 году; Федеральный закон «О коммерческой тайне» [15] – в 2004 году; Федеральный закон «О персональных данных» [16] – в 2006 году. Таким образом, была обеспечена правовая защита информации, относящейся к государственной и коммерческой тайне, а также персональным данным. Однако еще два вида конфиденциальной информации так и не получили правовой защиты на законодательном уровне. Этими видами конфиденциальной информации являются служебная и профессиональная тайна. Федеральный закон «О служебной тайне», внесенный в Государственную Думу еще в декабре 2004 года, до сих пор не принят и даже не ставился на обсуждение [17]. Федеральный закон «О профессиональной тайне» вообще не разрабатывался. Это приводит к значительным пробелам в правовом регулировании данной части информационной сферы.

1. Налоговый кодекс РФ от 31.07.1998. № 146-ФЗ. Ст. 102 // СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3824.

Читайте также:
Зарплата прокурора в 2022 году

2. Таможенный кодекс РФ от 28.05.2003. № 61-ФЗ. Ст. 10 // Российская газета. 2003. № 106.

3. Об аудиторской деятельности: Федеральный закон от 07.08.2001. № 119-ФЗ // Российская газета. 2001. № 151-152.

4. О банках и банковской деятельности: Федеральный закон от 02.12.1990. № 395-1 // СЗ РФ. 1996. № 6. Ст. 492.

5. Гражданский кодекс РФ (часть вторая) от 26.01.1996. № 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

6. Козаковский А.Н. Право на банковскую тайну // Эпиграф. 2001. № 12. С. 3.

7. Об организации страхового дела в РФ: Закон РФ от 27.11.1992. № 4015-1 // Российская газета. 1993. № 6.

8. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ: Федеральный закон от 31.05.2002. № 63-ФЗ // Российская газета. 2002. № 100.

9. Основы законодательства РФ о нотариате: утв. ВС РФ 11.02.1993. № 4462 – 1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 357.

10. Правовые и этические нормы журналистской деятельности в документах. – М.: Центр «Право и СМИ», 1998. С. 120.

11. О средствах массовой информации: Закон РФ от 27.12.1991. № 2124-1. Ст. 41 // Российская газета. 1992. № 32.

12. Махник О.П. Конституционное право на личную и семейную тайну. Врачебная тайна // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 8.

13. Фатьянов А.А. Тайна и право: монография. – М.: МИФИ, 1999. С. 280.

14. О государственной тайне: Закон РФ от 21.07.1993 г. № 5485-1 // СЗ РФ. 1997. № 41. Ст. 8220-8235.

15. О коммерческой тайне: Федеральный закон от 29.07.2004. № 98-ФЗ // СЗ РФ. 2004. № 32. Ст. 3283.

16. О персональных данных: Федеральный закон от 27.07.2006. № 152-ФЗ // СЗ РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3451.

17.Паспорт проекта Федерального закона № 124871-4 «О служебной тайне» от 24.12.2004.

ОБОСНОВАНИЕ НЕОБХОДИМОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПСИХОЛОГО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВЛЕННОСТИ ДЕПУТАТА ПАРЛАМЕНТА

Законодательная деятельность по укреплению законности в республике предъявляет непрерывно возрастающие требования к профессиональному мастерству не только субъектов права законодательной деятельности (далее – субъект права), но и участников законотворческого процесса. Формирование профессионального мастерства депутата Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь (далее – депутат) – одна из важнейших задач в его подготовке как субъекта права, а ее решение определяет основное содержание и методы профессионального обучения. Профессиональное мастерство депутата – это высокая степень профессиональной парламентской обученности депутата, позволяющая компетентно принимать законопроекты, законодательные решения и разрешать проблемы избирателей.

Анализ законотворческой практики и собственный опыт показали, что в законотворческой деятельности профессионализм депутатского корпуса, правовая и психологическая подготовленность депутата должна иметь определяющее значение. В частности, В.С. Нерсесянц, Е.А. Лукашова, Г.И. Муровцев отмечали: «Она должна отвечать требованиям современной науки и практики, отличаться объемом, глубиной знаний принципов и норм права. Депутату необходимо не просто устойчиво-положительное отношение к праву

кандидат психологических наук, доцент (Академия МВД Республики Беларусь)

и практике применения, но и солидарность с правовыми предписаниями, понимание полезности, необходимости и справедливости принятия закона. Особенности правового разума и правовых чувств депутата должны выражаться в особом профессиональном усмотрении, которое является источником предложений по совершенствованию правового регулирования, снятию и нейтрализации противоречий, возникающих в процессе правотворческой деятельности. Правовой инфантилизм в правотворческой деятельности чаще всего проявляется в некачественной подготовке законопроектов и других нормативных правовых актах (далее – НПА), в проведении поверхностной правовой экспертизы, в результате которой «пропускаются» НПА, не соответствующие законодательству, правилам законодательной техники и просто не имеющие собственного правового регулирования. Правовой негативизм проявляется в скептическом отношении к праву, вплоть до полного неверия в его потенциальные возможности. » [4, с.418-419]. Н.М. Кондратович справедливо заметил, что «нелегкая работа по подготовке законопроектов основывается на профессионализме. Ее могут выполнять лица, хорошо знающие предмет и профессионально подготовленные юридически» [3, с.46], это подтверждает и С.В. Поленина [5, с.84]. С.С. Алексеев также утверждает, что «закон как изобретение, как всякое достижение человеческого ума дол-

Книга: Документы и тайна

Справки о завещании выдаются только после смерти завещателя.

Журналистская тайна

Журналистская информация является одной из разновидностей информации, связанной с профессиональной деятельностью (профессиональной тайны).

В соответствии с Законом РФ “О средствах массовой информации” от 27декабря 1991 г. №2124-1 (с изм. от 13января, 6 июня, 19 июля, 27 декабря 1995 г., 2 марта 1998 г., 20 июня, 5 августа 2000 г., 4 августа 2001 г.) ст. 49 журналист обязан:

проверять достоверность сообщаемой им информации;

сохранять конфиденциальность информации и (или) ее источника;

получать согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в средстве массовой информации сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей;

при получении информации от граждан и должностных лиц ставить их в известность о проведении аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки;

отказаться от данного ему главным редактором или редакцией задания, если оно либо его выполнение связано с нарушением закона.

При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

Сохранению журналистской тайны служит недопустимость цензуры в соответствии с п. 5 ст. 29 Конституции РФ, ст. 3 Закона РФ “О средствах массовой информации” (далее — Закона о СМИ).

Согласно со ст. 41 указанного закона редакции СМИ:

не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне;

обязаны сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом;

Читайте также:
Учет заработной платы на предприятии

не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, а равно совершившего административное правонарушение или антиобщественное действие без согласия самого несовершеннолетнего и его законного представителя;

В своей профессиональной деятельности журналисты пользуются таким методом, как “скрытая запись”. Но журналистские “свободы” в связи с недопустимостью цензуры ограничиваются запретом использовать СМИ для распространения информации о государственной и иной охраняемой законом тайне — служебной, коммерческой, банковской (ст. 4 Закона о СМИ). Распространение также сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки (ст. 50 Закона о СМИ), допускается только лишь:

если это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина;

если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц;

если демонстрация записи производится по решению суда.

Введение цензуры возможно только лишь в одном исключительном случае. В соответствии со ст., 12 ФКЗ “О арезвы-чайном положении” от Шшъя 2001 г. № 3-ФКЗ вводятся следующие меры и ограничения, применяемые в условиях чрезвычайного положения для средств СМИ: ограничение свободы печати и других средств массовой информации путем введения предварительной цензуры с указанием условий и порядка ее осуществления, а также временное изъятие или арест печатной продукции, радиопередающих, звукоусиливающих технических средств, множительной техники, установление особого порядка аккредитации журналистов.

Не допускается использование установленных (ст. 51 Закона о СМИ) прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся средством массовой информации.

Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями. Все это говорит о том, что сохранение журналистской тайны можно отнести и к сохранению личной тайны — персональных данных.

Профессиональный статус журналиста (ст. 52 Закона о СМИ), а соответственно требования по сохранению журналистской тайны распространяются:

на штатных сотрудников редакций, занимающихся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для многотиражных газет и других средств массовой информации, продукция которых распространяется исключительно в пределах одного предприятия (объединения), организации, учреждения;

на авторов, не связанных с редакцией трудовыми или иными договорными отношениями, но признаваемых ею своими внештатными авторами или корреспондентами при выполнении ими поручений редакции.

Редакции, журналисты и все вышеуказанные лица не вправе разглашать в распространяемых сообщениях информацию, предоставляемую гражданином с условием сохранения ее в тайне и называть лицо, от которого исходит информация. Исключение составляет случай разглашения такого рода информации по требованию суда в связи с находящимся в производстве делом (ст. 41 Закона о СМИ). В случае получения информации о совершении кем-либо преступления или другого правонарушения, редакция, журналист и лица, указанные в ст. 41 Закона о СМИ может направить полученную информацию в правоохранительные органы.

В соответствии со ст. 9 ФЗ “О внешней разведке” от 10 января 1996 г. № 5-ФЗ (с изм. от 7 ноября 2000 г.) предоставляемые СМИ материалы о деятельности органов внешней разведки Российской Федерации не должны содержать информацию, составляющую государственную тайну.

Не подлежит разглашению информация, затрагивающая личную жизнь, честь и достоинство граждан, ставшая известной органам внешней разведки Российской Федерации в процессе осуществления их деятельности.

В целях предотвращения возможного использования средств массовой информации для разглашения сведений об органах внешней разведки Российской Федерации, составляющих государственную тайну, авторы подготовленных для опубликования материалов о внешней разведке Российской Федерации или редакции средств массовой информации, получившие эти материалы, вправе обратиться за экспертным заключением в соответствующий орган внешней разведки Российской Федерации, который должен в этом случае установить наличие либо отсутствие в данных материалах указанных сведений и представить такое заключение автору или в редакцию.

Опубликование СМИ материалов о внешней разведке Российской Федерации, содержащих информацию, составляющую государственную тайну, приведшее к ее разглашению, либо опубликование не соответствующих действительности сведений, нанесшее органам внешнейразведки Российской Федерации, их сотрудникам моральный, или материальный ущерб влечет за собой ответственность в соответствии с федеральными законами.

1.6 Информация, связанная с коммерческой деятельностью

Коммерческая тайна

Информация доступ, к которой ограничен в соответствии со ст. 139 ГК РФ и федеральными законами, относится к коммерческой тайне.

В ст. 139 ГК РФ не приводится различие между служебной и коммерческой тайной (подраздел “Служебная тайна”), хотя употребляются оба этих понятия. Все коммерческие тайны являются служебными, поскольку все работники коммерческой организации обязаны не разглашать их.

Коммерческая (в том числе банковская) тайна связана с интересами обеспечения законной предпринимательской деятельности (ч. 1 ст. 2 ГК РФ). В целом коммерческую тайну можно определить как научно-техническую, коммерческую, организационную или иную используемую в предпринимательской деятельности информацию, которая имеет действительную или потенциальную ценность в силу неизвестности ее третьим лицам и к которой нет свободного доступа на законном основании.

В соответствии с указанным, например, кадровую документацию коммерческой организации можно отнести как к коммерческой тайне, так и к персональным данным, охраняемым законодательством, и к служебной информации.

Определен также запрет разглашения коммерческой тайны применительно к отдельным видам обязательств. Например, в ГК РФ в соответствии со ст. 727 “Конфиденциальность полученной сторонами информации: “Если сторона благодаря исполнению своего обязательства по договору подряда получила от другой стороны информацию о новых решениях и технических знаниях, в том числе не защищаемых законом, а также сведения, которые могут рассматриваться как коммерческая тайна, сторона, получившая такую информацию, не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия другой стороны. Порядок и условия пользования такой информацией определяются соглашением сторон”.

Читайте также:
Как формируется учётная политика организации, что это?

В соответствии со ст. 771 “Конфиденциальность сведений, составляющих предмет договора”:, “1. Если иное не предусмотрено договорами на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, стороны обязаны обеспечить конфиденциальность сведений, касающихся предмета договора, хода его исполнения и полученных результатов. Объем сведений, признаваемых конфиденциальными, определяется в договоре.

2. Каждая из сторон обязуется публиковать полученные при выполнении работы сведения, признанные конфиденциальными, только с согласия другой стороны”.

В соответствии со ст. 1032 ГК РФ “Обязанности пользователя”: С учетом характера и особенностей деятельности, осуществляемой пользователем по договору коммерческой концессии, пользователь обязан не разглашать секреты производства правообладателя и другую полученную от него конфиденциальную коммерческую информацию. “

Проблемы использования показаний журналиста в уголовно-процессуальном доказывании

ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОКАЗАНИЙ ЖУРНАЛИСТА В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ДОКАЗЫВАНИИ

адъюнкт адъюнктуры (докторантуры) НА МВД России, г. Нижний Новгород

В статье анализируются проблемы использования показаний журналиста в уголовно-процессуальном доказывании, которые, по мнению автора, связанны с пробелами в правовом регулировании «журналистской тайны». Предлагается внести изменения в УПК, позволяющие использовать в уголовном процессе показания журналиста, отказывающегося назвать источник своей осведомленности, в ходе предварительного расследования.

Ключевые слова: сообщение о преступлении, распространённое в СМИ; показания журналиста; «журналистская тайна»; показания «с чужих» слов.

В ч. 2. ст. 144 УПК установлен особый порядок проведения проверки по сообщению о преступлении, распространённому в СМИ. Данную проверку проводит по поручению прокурора орган дознания, а также по поручению руководителя следственного органа следователь. Редакция, главный редактор соответствующего средства массовой информации обязаны передать по требованию прокурора, следователя или органа дознания имеющиеся в распоряжении соответствующего средства массовой информации документы и материалы, подтверждающие сообщение о преступлении, а также данные о лице, предоставившем указанную информацию, за исключением случаев, когда это лицо поставило условие о сохранении в тайне источника информации.

В ходе доследственной проверки по сообщению о преступлении, распространённому в СМИ, у следователя (дознавателя) неизбежно возникает необходимость в получении объяснения у журналиста, распространившего в СМИ информацию о преступлении. Изменениями, внесенными ФЗ от 04.03.2013 № 23-Ф3 [7], законодатель признал допустимым использование полученных в ходе проверки сообщения о преступлении сведений в качестве доказательств, при условии соблюдения положений ст. 75 и 89 УПК (ч. 1.2 ст. 144 УПК). Таким образом, объяснение журналиста, полученное в соответствии с требованиями ст. 75 и 89 УПК, следует признать полноценным доказательством в уголовном судопроизводстве. По возбужденному уголовному делу журналист может быть допрошен в качества свидетеля. Для того чтобы полученным на предварительном расследовании показаниям журналиста был придан статус доказательств, они также должны удовлетворять всем требованиям, которые предъявляются к последним, действующим уголовно-процессуальным законом.

Вместе с тем, комплексный анализ норм уголовнопроцессуального закона и норм Закона РФ «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 (далее – Закон «О СМИ») обнаруживает ряд проблем, связанных с использованием показаний журналиста в уголовно-процессуальном доказывании. Так, в ст. 41 Закона «О СМИ» сформулировано правило, согласно которому редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом. Как известно, показания свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, являются недопустимыми доказательствами (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК). Журналист при даче показаний о распространенном им в СМИ сообщении о преступлении вправе сослаться на ст. 41 Закона «О СМИ» и отказаться назвать источник своей осведомленности. В таком случае, согласно букве закона, данные показания не могут использоваться в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве.

Получается противоречие: с одной стороны, имеется сообщение о преступлении, по которому необходимо провести проверку и принять соответствующее процессуальное решение, с другой стороны, закон ограничивает круг средств, необходимых для проведения данной проверки, которые по замыслу законодателя призваны обеспечить конфиденциальность источника, предоставившего в СМИ сведения.

Как было нами отмечено, согласно ст. 41 Закона «О СМИ» право на конфиденциальность информации может быть ограничено только по требованию суда, причем когда такое требование поступило в связи с находящимся в его производстве делом. В п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» сказано, что суд на любой стадии судебного производства по делу вправе потребовать от соответствующей редакции предоставить сведения об источнике информации, если исчерпаны все иные возможности для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, и общественный интерес в раскрытии источника информации явно перевешивает общественный интерес в сохранении его тайны. Таким образом, законодательством не предусмотрено ограничение «журналистской тайны» в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Соответственно у следователя (дознавателя) нет правовых механизмов для получения информации об источнике осведомленности журналиста в ходе предварительного расследования. По правильному замечанию Е.И. Замылина, требование ст. 41 Закона « О СМИ» не распространяется на случаи, когда уголовное дело не может быть передано в суд в связи с неполнотой расследования. Без проведения отдельных следственных действий с участием источника, от которого поступила информация, следователь довольно часто не может принять окончательное решение по делу [2]. Поэтому, перед наукой стоят вопросы о возможностях ограничения «журналистской тайны» на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, которые мы штрихами рассмотрим далее.

Читайте также:
Увольнение по срочному трудовому договору – статья ТК РФ, порядок оформления

Вопрос о границах применения института «журналистской тайны» в уголовном судопроизводстве в науке решается неоднозначно. Так В.В. Шипицина пишет, что «предоставление законом права отдельным категориям граждан отказаться от предоставления важной для проверки сообщения о преступлении информации мы считаем не соответствующим общим целям и задачам уголовного судопроизводства», «воспрепятствование проверочным действиям в данном случае не допустимо. условие конфиденциальности предоставления информации не может служить основанием для отказа в предоставлении сведений о первоисточнике» [8, с. 11].

Е.Н. Козилов также критикует положения ч. 2 ст. 144 УПК, обосновывая свою критику следующими обстоятельствами. Во- первых, как пишет автор, в данном же случае остается возможность для проявления произвола со стороны конкретного лица или группы лиц (редакции), которая (редакция – прим. А.К.) не является субъектом уголовно-правовых отношений в отношении личности, поскольку ни главный редактор СМИ, ни иные сотрудники редакции не будут нести ответственности за заведомо ложный донос, который фактически может иметь место в данном случае [3, с. 24]. Поэтому, по мнению Е.Н. Козилова, «открывается широкий простор для распространения различного рода заведомо ложных, клеветнических сообщений, что по большому счету и наблюдается в последние годы» [3, с. 24].

Во-вторых, как пишет Е.Н. Козилов, подобные сообщения мало чем отличаются от анонимного заявления, так как определить конкретный источник сведений о преступлении невозможно в силу конкретного указания в законе: этой новеллой не предусматривается обязанность редакции средства массовой информации предоставить сведения об источнике информации даже по требованию суда в связи с находящимся в его производстве делом, как это предусмотрено ст. 41 Закона РФ «О средствах массовой информации» [3].

На коллизию отдельных норм Закона «О СМИ» и УПК обращает внимание и ряд других авторов. Как пишут В.А. Тимошенко и А.Б. Смушкин, редакция может раскрыть источник информации и назвать имя автора, предоставившего информацию только по запросу суда, однако для периода предварительного расследования подобного правила не предусмотрено [5]. Получается, что редактор не имеет права раскрывать следователю источник информации, передавший ее с условием сохранения в тайне, но соответствующего свидетельского иммунитета не предусмотрено ни самим Законом «О СМИ», ни УПК и при отказе предоставить информацию следователю, если редактор привлечен в качестве свидетеля, на него может быть возложена уголовная ответственность по ст. 308 УК РФ за отказ от дачи показаний [5].

Ф.Г. Григорьев, напротив, считает, что УПК РФ недостаточно охраняет журналистскую тайну при допросе журналиста в качестве свидетеля. Как пишет автор, «интересы установления истины по уголовному делу, доказывания обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, уголовно-процессуальным законом поставлены в приоритетное положение по отношению к праву каждого свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ст. 29 Конституции РФ)» [1]. По мнению Ф.Г. Григорьева, вопрос о раскрытии источника информации может быть рассмотрен только судом и только в ходе судебного следствия по ходатайству сторон либо по собственной инициативе. На досудебных стадиях вопрос о раскрытии данных о лице – источнике информации перед судом поставлен быть не может [1].

Таким образом, наблюдается конкуренция двух интересов: интересы уголовного судопроизводства, направленные на выявление, раскрытие и расследование преступлений, изобличение виновных в их совершении, и интересы средств массовой информации, направленные на сохранение в тайне источника, предоставившего информацию. За законодателем остаётся выбор, какой из интересов находится в приоритете.

Стоит отметить, что ограничения, налагаемые п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК касаются не только использования в уголовном процессе показаний журналиста. Данная проблема остро стоит при решении вопроса об использовании в доказывании результатов ОРД, полученных от конфиденциальных лиц. Как пишет В.В. Терехин, в вопросе проверки и оценки допустимости доказательств именно известность происхождения сведений (известность источника) становится главным фактором разрешения проблематики доказательственного значения результатов оперативно-разыскной деятельности [4, с. 176].

Указанные проблемы можно подвести под общий знаменатель, и рассматривать в контексте проблем использования в уголовном судопроизводстве так называемых «показаний с чужих слов». Отечественный уголовный процесс запрещает использовать показания, основанные на «догадке, предположении, слухе», поэтому будет полезным обратиться к зарубежному опыту.

Так, в английском уголовном процессе показания «по слуху» (hearsay), как правило, считаются недопустимыми: «за исключением некоторых случаев, утверждение, устное или письменное, сделанное лицом, не вызванным в качестве свидетеля, не допускается для доказывания истинности содержания этого утверждения» [6, с. 162]. Одним из основных возражений против свидетельства «по слуху» в английском уголовном процессе является «необходимость гарантий при перекрёстном допросе», поэтому «в тех случаях, когда перекрёстный допрос оказывался возможным, такие показания допускались охотнее» [6, с. 162].

Согласно Правилу 802 Федеральных правил о доказательствах США показания с чужих слов являются недопустимыми, «если иное не предусмотрено настоящими правилами или иными правилами, принимаемыми Верховным Судом в соответствии с его нормотворческой компетенцией, а также актами Конгресса». Ряд исключений, предусмотренные правилами 803, 804, допускают в некоторых случаях использовать показания «с чужих слов». Кроме этого, в Правиле 807 сказано, что «заявление, не охватываемое явно Правилами 803 и 804, но имеющее аналогичные обстоятельственные гарантии достоверности, не исключается на основании правила об исключении доказательств с чужих слов, если суд определит, что (А) это заявление представлено как доказательство материального факта; (В) это заявление более доказательно по вопросу, по которому оно представлено, нежели любое другое доказательство, которое представляющий может добыть посредством разумных усилий; и (С) общие цели настоящих правил и интересы правосудия будут достигнуты в более полной мере допуском этого заявления в качестве доказательства. Однако заявление не может быть допущено согласно этому исключению из правила, если представляющий его не даст знать противоположной стороне в достаточной мере заблаговременно до судебного производства или слушания о своем намерении представить это заявление и его особенностях, включая имя и адрес заявителя, чтобы предоставить этой стороне справедливую возможность подготовиться к исследованию данного доказательства».

Читайте также:
Трудовой договор с уборщицей: образец

В большинстве стран СНГ, как и в отечественном уголовном судопроизводстве, запрещается использование доказательств «с чужих слов». Так, в п. 6 ст. 94 УПК Республики Молдовы сказано, что при производстве по уголовному делу не могут быть допущены в качестве доказательств и, следовательно, исключаются из дела, данные, полученные из источника, проверить который в судебном заседании невозможно. В соответствии со ст. 125 УПК Азербайджана сведения, документы и другие вещи могут быть приняты в виде доказательств при отсутствии сомнений в их действительности, источнике образования и обстоятельствах получения. Недопустимо принятие в виде доказательств по уголовному делу сведений, документов и вещей, полученных от неизвестного лица в судебном заседании либо не установленного в нем источника.

По УПК Грузии 2010 г. показания свидетеля не могут служить доказательством, если свидетель не укажет источника представленной информации (ст. 75). Вместе с тем в ст. 76 грузинского УПК предусмотрена норма о косвенных доказательствах. Так, в статье сказано, что косвенными являются показания свидетеля, основывающиеся на информации, распространяемой другим лицом. Косвенные показания допускаются только в случае указания лицом, дающим косвенные показания, источника информации, идентификация и проверка реального существования которого представляются возможными.

Косвенные показания в ходе судебного рассмотрения дела по существу являются допустимыми доказательствами, если они подтверждаются другими доказательствами, не являющимися косвенными показаниями.

Прогрессивным на этот счет является новый УПК Украины, принятый в 2012 г. В кодексе законодателем Украины предусмотрена отдельная статья, посвященная использованию показаний «с чужих слов» в уголовном судопроизводстве Украины. Так в соответствии со ст. 97 УПК Украины суд имеет право признать допустимым доказательством показание с чужих слов независимо от возможности допросить лицо, которое предоставило первичные объяснения, в исключительных случаях, если такие показания являются допустимым доказательством согласно другим правилам допустимости доказательств.

При принятии этого решения суд обязан учитывать:

1) значение объяснений и показаний, в случае их правдивости, для выяснения определенного обстоятельства и их важность для понимания других сведений; 2) другие доказательства относительно вопросов, предусмотренных пунктом 1 этой части, которые подавались или могут быть поданы; 3) обстоятельства предоставления первичных объяснений, которые вызывают доверие относительно их достоверности;

убедительность сведений относительно факта предоставления первичных объяснений; 5) сложность опровержения объяснений, показаний с чужих слов для стороны, против которой они направлены; 6) соотношение показаний с чужих слов с интересами лица, которое предоставило эти показания; 7) возможность допроса лица, которое предоставило первичные объяснения, или причины невозможности такого допроса.

Суд может признать доказательствами показания с чужих слов, если стороны соглашаются признать их доказательствами, а также в случае, если подозреваемый, обвиняемый создал или способствовал созданию обстоятельств, при которых лицо не может быть допрошено. Кроме этого показания с чужих слов должны подтверждается другими доказательствами, признанными допустимыми.

Отдельные положения нового УПК Украины мы находим интересными. Вполне возможно, что и отечественный законодатель в перспективе воспользуется опытом украинских реформаторов. Вместе с тем, думается, что говорить о серьезных изменениях пока преждевременно. Указанные нормы еще нуждаются в глубоком анализе и осмыслении. Вместе с тем на повестке дня стоит вопрос об использовании показаний журналиста, при сохранении за ним права не разглашать источник своей осведомленности.

В ближайшей перспективе мы предлагаем следующие изменения законодательства. Во-первых, в УПК необходимо включить норму о журналистском иммунитете, как это сделано, например, в УПК Германии, Грузии. Во-вторых, в УПК должно быть сформулировано правило о том, что журналистский иммунитет может быть ограничен по судебному решению на любой стадии уголовного судопроизводства. В-третьих, в случае принятия решения судьей, обязывающего раскрыть источник, предоставившего журналисту информацию, то к лицу, сведения о котором подлежат раскрытию, должны применяться меры безопасности, предусмотренными УПК (допрос под псевдонимом, допрос, исключающий визуальное наблюдение лица и т.д.) Это ряд немногих изменений так называемого «терапевтического характера», которые предлагается внести для решения некоторых проблем, связанных с использованием показаний журналиста в уголовном процессе.

Список литературы

.Григорьев Ф.Г. Журналистская тайна и проблемы ее обеспечения при производстве по уголовным делам [Электронный ресурс] // Адвокатская практика. 2007. № 3. URL: www.consultant.ru/ (дата обращения: 02.03.2015).

Замылин Е.И. Средства массовой информации и их роль в обеспечении безопасности участников уголовного процесса (позитивные и негативные моменты) [Электронный ресурс] // Общество и право. 2009. № 1. URL: www.consultant.ru/ (дата обращения: 02.03.2015).

Козилов Е.Н. Поводы к возбуждению уголовного дела: юридическая природа, система, пути совершенствования // Уголовное судопроизводство. 2007. №

Терехин В.В. К вопросу о допустимости показаний в уголовном процессе // Вестник Нижегородской академии МВД России 2014. № 1 (25). С. 176-177.

Тимошенко В.А., Смушкин А.Б. Комментарий к Закону РФ от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» (постатейный) [Электронный ресурс]. URL: www.consultant.ru/ (дата обращения: 02.03.2015).

УилширА.М. Уголовный процесс. М.: Иностр. лит., 1947. 254 с.

Федеральный закон РФ от 04.03.2013 N 23-Ф3 «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовнопроцессуальный кодекс Российской Федерации» [Электронный ресурс]. URL: www.consultant.ru/(дата обращения: 02.03.2015).

Шипщина В.В. Сообщение о преступлении в СМИ: процессуальное значение и способы проверки // Российский следователь. 2009. № 5. С. 10-12.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: